logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

Чудеса по молитвам Царственным Страстотерпцам: ч. 2

Глава составлена из выдержек книги Протоиерея Александра Шаргунова «Царь»:

 

«Перед Вами свидетельства о благодатном заступничестве царственных страстотерпцев.  Когда в 1993 году я начал читать по радио «РАДОНЕЖ» свидетельства о чудесах царственных страстотерпцев, я не мог предположить, что эти передачи  вызовут такой отклик.   С тех пор один за другим выходили сборники чудес царственных мучеников, и поток свидетельств не иссякает –

************

Рассказывает Владыка Мелхиседек (в то время архиепископ Екатеринбургский Курганский).

 

В середине 1970-х годов Владыка был представителем Московского Патриархата в Берлине.   В одну из поездок на Родину он вез в своем багаже довольно много церковных книг, изданных за рубежом и посвященным коммунистическим гонениям на Русскую Церковь после революции 1917 года.   В то время это могло быть квалифицировано властями как ввоз антисоветской литературы с последствиями по соответствующей статье уголовного кодекса.

На границе таможенники начали (впервые за несколько лет регулярных поездок Владыки за рубеж) производить подробный досмотр багажа.  Запрещенные к провозу в СССР книги  Владыка поместил в чемодан с церковным об­лачением, в сложенный саккос.   Если бы книги обнаружили, то в лучшем случае это закон­чилось бы отправкой на покой.  Владыка начал усердно молиться, особенно усердно обращался к царю Николаю II, которого давно почи­тал за святого.   Таможенники, не спеша, про­сматривали чемоданы, вынимая каждую вещь.  Извлекли и саккос со спрятанными там тяже­лыми книгами.   Простучали днища всех чемо­данов и так же, не спеша начали все укладывать обратно.  Владыка не переставал молиться государю.   На облачение с книгами таможен­ники обратили внимания не больше, чем на любой другой предмет из багажа архиерея.

****************

Лет десять назад я отдыхала со своей подругой и детьми у себя на даче.  У нас зашел разговор о Николае II, его жизни и кончине.   Подруга  говорила мне о подробностях всего происшедшего, о том, что он мученик и святой.  Но я в категорической форме с ней не соглашалась.   Говорила: «Раз он царь, значит, не может быть святым. Тут одна политика и ничего больше».   Долго спорили, но так каждый и остался при своем мнении.

Через несколько лет я случайно попала на выставку в Манеже, посвященную Николаю II и его семье.  Я с большим интересом все больше и больше узнавала нового о государе.  И внезапное горячее чувство любви и сострадания появилось у меня к нему.

Затем через некоторое время я попала в чудовищную историю - осталась с пятью детьми без крыши над головой.  В это время я особенно много молилась святым царственным мученикам.  И совершенно случайно на меня вышел Зураб Чавчавадзе – потомок князей Чавчавадзе, имеющих родственные отношения с царской семьей.  Он попытался помочь мне в высших судебных инстанциях.   В этом я тоже вижу реальную помощь Николая II мне, многогрешной.
Все разрешилось наилучшим образом, и я опять оказалась с детьми в своей квартире после двухлетних невероятных мучений.

                                                                                                                           Ирина Фомина г. Москва

********************
В ноябре 1993 года в помещении творческой мастерской произошел пожар в результате возгорания телевизора.  Пожар произошел днем. В помещении находилась сотрудница. После взрыва телевизора пожар распространился на деревянную тумбу-шкаф, дверь и деревянную обивку стен.

 Пока сотрудница звала на помощь соседей и вызывали пожарных, в помещении площадью 18 кв. метров полностью сгорели стена, тумба и обгорела дверь.

На стенах мастерской висели под стеклом акварели, различные утилитарные безделушки и неостекленная фотография императора Николая II в рамке. Температура в помещении была высокая, так как большинство акварелей сгорели или полностью, или превратились в очень хрупкие темные листы и которые от прикосновения рассыпались. После приезда пожарных все было залито водой, стекла побиты и помещение стало абсолютно черного цвета от копоти.

 Удивление вызывает состояние фотографии царя.   На ней не было ни малейшего налета гари (ни на раме, ни на фото).   Причем за самой фотографией на стене осталось темное обгорелое пятно.

 В настоящее время фотография находится в хорошем состоянии и она дорога для меня,  как икона.

                                              Апрель 1996 год, Костин Алексей Владимирович, архитектор г. Москва

***********************

Года полтора назад мне довелось прочитать Вашу книгу «Чудеса царственных мучеников», а следующей зимой - второй сборник. Где-то в то же время пришла мысль сообщить Вам о помощи царственных мучеников и нам, греш­ным. Помимо царя Николая II я молился о по­мощи блаженной Матронушке - еще одной непрославленной русской святой.   Но лучше все по порядку.

 Наша мать проживает в трехкомнатной квартире с соседями, нашими родственни­ками.   Квартиру получил покойный отец, пол­ковник ВС, при переводе его из военного го­родка под Сергиевым Посадом в Москву.   Когда мы прописывали в квартиру этих род­ственников, одним-единственным условием было: не делить ее ни при каких обстоятель­ствах, так как это было единственное, что имели наши родители.

 В 1994 году соседи начали судебный про­цесс по разделу квартиры.  Желание родите­лей по поводу квартиры оставалось прежним.   Мы с братом тут же подали встречные иски, а когда судебное разбирательство перенесли на другой срок, тут же их отозвали.   Это была всего лишь отсрочка, но она была необходима, так как соседи все предусмотрели и заранее приготовились.   К следующему заседанию у нас был адвокат, но он добился только оче­редной отсрочки процесса.   К тому же его ус­луги обошлись в такую сумму, что у нас от­пало желание ими пользоваться.  В итоге результат получился плачевный: помощь людская ничего не давала, кроме больших материальных издержек. 

Тогда я понял, что надежда одна - на силы небесные.   Я вспомнил слова блаженной Матроны: «Ставьте на канун за меня свечки, самые дешевые, ходите ко мне на могилку, я всегда буду там.   Все поверяйте мне, а я буду вам вкладывать мысли, что вам делать и как поступать».   Я поверил в то, что блаженная Матрона будет ходатайствовать за нас, грешных.   В то же время все чудеса царственных страстотерпцев, которые мне были известны на тот момент, как бы сложились в одно целое, что заставило надеяться и на их ходатайство.  У меня появилась уверенность в не­пременной их помощи, основанная на ответе Николая Чудотворца молившейся ему старушке: «Почто просишь меня?   У России ныне есть заступник, его и моли!   Вот новый Николай Угодник, благоверный царь-мученик, святой молитвенник за Россию и рус­ский народ».

 Не откладывая дела, мы с женой стали посещать могилку блаженной Матроны на Даниловском кладбище и изливать там свою скорбь.   Царю Николаю и всем царственны мученикам я молился дома.   И странное дело (тогда мне казалось это странным) - чем меньше времени оставалось до суда, тем спокойнее я становился.   Это спокойствие передалось и родителям.   Появилась надежда в благополучный исход дела.  Мы не стали прибегать к помощи адвоката, хотя родители и были склонны к нему обратиться, не стали опровергать порочащие нас документы, подготовленные соседями для суда.  Мы целиком передали все в руки Божии и только молились.

 И вот, в день суда надежда наша oпpaвдалась: несмотря на кажущуюся правомерность и необходимость раздела квартиры, судья отклонила все иски и квартира осталась неделимой.  Я думаю, не нужно описывать то чувство радости и любви к святым угодникам Божиим, которое переполняло наши сердца.

***

Мой брат организовал фирму и предло­жил мне участвовать в этом деле.   Дела фирмы шли неважно - от случая к случаю (виды деятельности - наука и производство оборудования).  И только стали появляться договора, как тут нежданно-негаданно - бан­ковская проверка. Каждый знает, что в на­стоящее время налоговая система сложна и несовершенна, и никогда нельзя быть уве­ренным, что у тебя все безупречно.  Мы не ис­ключали, что и у нас в ходе проверки обна­ружат какие-то недостатки.

 Родственники мои разволновались.  Я же был спокоен, ибо знал, у кого искать помощи и защиты.   На основании своего опыта верил, что не оставят в трудную минуту царственные му­ченики.  И вера была оправдана.  В самый день начала инспекции, 4 августа сего года, брат и его жена сильно нервничали, и было от чего.  Ведь фирму могли закрыть, и тогда исчез бы единственный источник наших с братом дохо­дов (до этого я два года был без работы). Когда они уехали в банк на проверку, я на работе на­чал молиться царевне-мученице Марии Нико­лаевне, так как это был день ее тезоименитства.   И, как и прежде, по молитвам царственных страстотерпцев, Господь послал защиту в скорби.  На следующее утро брат приехал на работу совершенно в другом настроении, и на мой вопрос о проверке сказал: «Еще не окон­чена, но, по-видимому, все будет хорошо».   А че­рез два дня добавил: «Все, хоть и с замечаниями, но проверку прошли!» А я в этом и не сомне­вался, так как по вере нашей будет нам.

 Думаю, что подобных свидетельств заступ­ничества и помощи царственных мучеников нам, на земле живущим, тысячи. Буду очень рад, если все мною изложенное или хоть часть некая послужит святому делу.

                                                                                                                       Давыдкин Игорь, г. Москва

************************************
Пишет вам раб Божий Сергий.   По великой милости Божией работаю я при церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, что в селе Братовщина Московской области Пушкинского района, ночным сторожем, и во время службы учусь алтарничать.   Как-то в начале июня, собираясь покрасить окна в церковной сторожке, я дома сел почитать книгу о царственных мучениках.   За малым временем не стал читать нечитанное, а открыл, где уже читал, как раз в том месте, где описываются чудеса иных мучеников по молитвам притекающих к Ним.  В ряду прочего прочел свидетельства алтарника, как по молитве к царю- мученику Николаю II у него из глаза вышел уголек, попавший при раздувании кадила.   Придя в храм на работу, я стал очищать от старой краски окно в сторожке.  Уже уходя, в последний раз провел скребком, и острый осколок старой краски попал мне в глаз.   Глаз стал слезиться, болеть.   Придя в сторожку, я постарался вытащить осколок: мыл водой - осколок глу­боко сидел за веком.  В первые минуты в спеке и расстройстве надеялся на свои силы, затем, отойдя на секунду от зеркала, вспом­нил Господа нашего, великого во святых Своих.   Вспомнил прочитанное чуть раньше чудо исцеления глаза молитвами царя-мученика Николая II, и помолившись: «Святый царю-мучениче Николае, моли Бога о нас», - подошел опять к зеркалу вытаскивать оско­лок.   Но вытаскивать уже ничего не надо было - кусочек старой краски выскочил сам и приле­пился к переносице около глаза.    Велик Гос­подь во святых Своих.

                                                                            24 июня 1998 г.   Поддерегин Сергей Иванович, Мо­сковская обл.

******************************
19 декабря 1997 года, в день святителя Николая и день тезоименитства царя-мученика Нико­лая II, в Свято-Никольский храм в Пыжах при­шла 72-летняя Пелагея Евфимовна Попова из г. Лебедянь Липецкой области. Она расска­зала следующее.

В Троицком монастыре города Лебедянь Липецкой области в тридцатые годы служил отец Феодосий. Монастырь этот связан с семьей Романовых, основан он был сосланным сюда патриархом Филаретом.

После закрытия монастыря, кажется, в 1933 году, отец Феодосий был сослан в деревню.   Тогда еще батюшек особо не арестовывали.   Была у него записочка - манифест такой.   На этом манифесте отец Феодосий записывал имена тех, за кого молился.   Многие священ­ники тогда имена царской семьи из молитв вычеркнули, а он - нет, молился за них.  Алтарник, прислуживающий батюшке в алтаре, доложил на него, что он в молитвах по­минает царя, и отца Феодосия арестовали.   А накануне перед тем ему явился царь.  Николай II.   И в этот день отца Феодосия аре­стовали.   Именно за царя. Это было в 1936 году.

В лагере батюшка отсидел 10 лет.   И вот однажды отец Феодосий прилег отдохнуть.   И вдруг видит на облаке, словно наяву, царя Николая II в царском мундире.   Царь ему с облаков кланяется, и отец Феодосий - ему.   «Мы, - рассказывал отец Феодосий, - трижды друг другу поклонились, и царь стал невидимым».   В этот же день отца Фео­досия освободили.

Когда он в 1946 году вернулся, то служил некоторое время в Казанском соборе в Лебедяни, а после - где-то под Рязанью.   Он с радостью рассказывал нам, как царствен­ные страстотерпцы помогали ему в лагере, и что он особо не мучился, как мучились другие.   Основная его работа была там - уха­живать за лошадьми на конюшне, да гото­вить еду начальнику.   Так отец Феодосий пребывал все 10 лет своего заключения «за царя» в царской милости.

ИСТОЧНИК - Протоиерей Александр Шаргунов: Царь. - Ярославль, 2013.- 448с.


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить