logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

 Воспоминания близких об Ольге Николаевне

 

 

 

Она появилась на свет 31 ноября 1895 года в Царском Селе.    Была веселой, подвижной девочкой, любимицей отца, который первое время сравнивал ее «достижения» с «достижениями» дочери своей сестры Ксении - Ирины.   И записывал в дневнике, не скрывая гордости: «Наша Ольга весит чуть больше». «На крестинах наша была спокойнее и не так кричала, когда окунали...»

От отца Им­ператора Николая II  она унаследовала все лучшие стороны его души: простоту, скромность, добро­ту, непоколебимую рыцарскую честность, все­объемлющую любовь к Родине — естественную, не показную, впитанную с рождения.   От матери   Императрицы Алексан­дры Фёдоровны она восприняла искреннюю глубокую Веру в Бога, прямоту,  умение вла­деть собой и крепость духа.

 

Фрейлина Анна Танеева (Вырубова) вспоминала о княжне Ольге: "Характер­ными чертами у неё были сильная воля и неподкупная честность и прямота, в чём она походила на мать.   Эти прекрасные качества были у неё с детства, но ребёнком Ольга Николаевна бывала нередко упряма, непослушна и очень вспыльчива; впо­следствии она умела себя сдерживать».

 

В своей книге «Подлинная Царица Юлия Ден (она была не намного старше Ольги) подробно рассказывает о Великих Княжнах, в частности об Ольги Николаевны: "Великая Княжна Ольга Николаевна была самой старшей из четырёх сестёр- красавиц.  Это было милое существо, и всякий,  кто видел ее впервые, тотчас влюблялся в неё.   В детстве она была некрасивой, но в пятнадцать лет  как-то сразу похорошела. Немного выше cреднего роста, свежее лицо, тёмно-синие глаза, пышные светло русые волосы, красивые руки и ноги.  К жизни Ольга Николаевна относилась серьёзно, была наделена умом и покладистым характером».  Фрейлина Императрицы баронесса София Буксгевден также оставила описание княжны: Великая Княжна Ольга Николаевна была красивая, высокая со смеющимися голубыми глазами... Она прекрасно ездила верхом.   Из всех сестер она была самая умная, самая музыкальная; по мнению её учителей, она обладала абсолютным слухом.  Она могла сыграть на слух любую услышанную мелодию, переложить сложные музыкальные пьесы...   Ольга Николаевна была очень непосредственна, иногда слишком откровенна, всегда искренна.   Она была очень обаятельная и самая весёлая.    Она была щедра и немедленно отзывалась на любую просьбу».

 

Генерал М.К. Дитерихс вспоминал: «Великая Княжна Ольга Николаевна представляла собою типичную хорошую русскую девушку с большой душой.  На окружающих она производила впечатление своей ласковостью, своим чарующим, милым обращением.  Со всеми она держала  себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно.  Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги. Она была развитая и очень начитанная, имела способности к искусствам: играла на рояле, пела и в Петрограде училась пению, хорошо рисовала.  Она была очень скромной и не любила роскоши".

"У Ольги Николаевны хрустальная душа", - говорили ее учителя.

 

"Старшая, Ольга Николаевна, обладала очень живым умом, - делился своими впечатлениями Пьер  Жильяр. - У нее было очень много рассудительности и в тоже время непосредственности.  Она была очень самостоятельного характера и обладала быстрой и забавной находчивостью в ответах.  Вначале мне было не так-то легко с нею, но после первых стычек между нами установились самые искренние и сердечные отношения.  Она все схватывала с удивительной быстротой и умела придать усвоенному оригинальный оборот.    
... Я вспоминаю между прочим, как на одном из наших первых уроков грамматики, когда я объяснял ей спряжения и употребление вспомогательных глаголов, она прервала меня вдруг восклицанием: "Ах, я поняла, вспомогательные глаголы - это прислуга глаголов; только один несчастный глагол 'иметь' должен сам себе прислуживать!"...

 

Все как один утверждают, что Ольга обладала большим умом.  Но ум этот был склада философского, а не практического.  Она любила отвлеченно рассуждать, и ее суждения отличались большой глубиной.

«Всё это только красивые фразы, — од­нажды сказала дочери Императрица Алексан­дра Фёдоровна, — а дела нет никакого!»   На что мудрая Ольга ответила: «Красивые слова поддерживают людей, как костыли, — и до­бавила: — При Екатерине было сказано много красивых слов, которые перешли потом в дело» (любимой исторической фигурой у Ольги была Екатерина II).

 

onr60_ (216x166, 8Kb)В 20 -летнем возрасте Ольга получила право распоряжаться частью своих денег, и первой её просьбой было разрешить ей оплатить лечение ребёнка-инвалида. Выезжая на прогулки, Оль­га часто видела этого ребёнка, ковыляющего на костылях, и слышала, что его родители были слишком бедными, чтобы платить за его лече­ние. Для лечения мальчика она начала отклады­вать деньги из своего небольшого ежемесячного содержания.

Лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин так писал об Ольге Николаевне:

"Я никогда не забуду тонкое, совсем непоказное, но такое чуткое отношение к моему горю...*(*Во время первой мировой войны у Е. С. Боткина погиб старший сын, горячо им любимый. Доктор очень остро переживал свою ужасную потерю. – С. М.). Посреди моих темных дум забегала в комнату Ольга Николаевна - и, право, точно ангел залетел". Солнечный свет ее души согревал всех, кто был рядом.

 

С прислугой Ольга, как и все сёстры, была неизменно ласкова и проста в общении. Прислуга тоже очень любила царских детей. Старик камер­динер Волков говорил: «Я не умею рассказать про характеры Царской Семьи, потому что я че­ловек не учёный, но я скажу, как могу. Я скажу про них просто: это была самая святая и чистая семья». Любимицей же Волкова была Великая Княжна Ольга.   «Ольга — это Романова!» — с гордостью повторял он.

 

"Первые годы войны, когда внимание всех было приковано всецело к фронту, совершенно, перестроили жизнь великой княжны Ольги. Из замкнутого круга семьи с ее простой, строго размеренной жизнью, ей пришлось, вопреки всем склонностям и чертам ее характера, повести жизнь сестры милосердия, а иногда и - общественного деятеля... Часто великим княжнам приходилось самим выезжать в Петроград для председательствования в благотворительных комитетах их имени или для сбора пожертвований. Для великой княжны Ольги это было непривычным и очень нелегким делом, так как она и стеснялась, и не любила никаких личных выступлений" (П. Савченко).

 Да, старшая княжна не была создана для общественной жизни, но старалась, как могла и умела, перебороть себя.

 Ей в этом много помогали мать и бабушка – Вдовствующая Императрица Мария Феодоровна.    Государыня Александра вообще, всячески развивая в детях самостоятельность и рассматривая участие великих княжон в общественной жизни как непременный Долг императорских дочерей, постоянно старалась расшевелить застенчивую и тихую старшую дочь. Она всюду брала ее с собою: в оперу, на концерт, заседания комитетов, в лазареты, больницы, институты "Я взяла с собой Ольгу, - пишет она мужу в одном из писем, - чтобы посидела со мной, она тогда более привыкнет видеть людей и слышать, что происходит. Она умное дитя".

 И Великая княжна, внимала, размышляла, запоминала, записывала, разговаривала, одаривала улыбкой и скованность ее постепенно таяла.

 Одна беда сильно огорчала мать - Государыню.    Цесаревна Ольга, похоже, была весьма хрупкого здоровья.   Часто хворала.    Доктора привычно для медицины заставляли ее много лежать, но она им не подчинялась.    Можно догадываться, что от матери она унаследовала и глубокую восприимчивость и некоторую сердечную слабость, часто столь свойственную художественным, артистичным натурам.   Она быстро уставала и бледнела, однако, упорно отказывалась принимать лекарства и бездельничать.     Сестры и родители трепетно оберегали ее, как могли.

 Т.Е.Мельник-Боткина, дочь придворного врача, вспоминала:

 «Великая княжна Ольга Николаевна, более слабая здоровьем и нервами, недолго вынесла работу хирургической сестры, но лазарета не бросила, а продолжала работать в палатах, наравне с другими сестрами, тщательно убирая за больными».

 Софья Яковлевна Офросимова говорила о княжне – сестре милосердия: «Великую княжну Ольгу Николаевну все обожали, боготворили; про нее больше всего любили мне рассказывать раненые".

 

"На настоящем балу была только  великая княжна Ольга Николаевна, и то всего один раз, в день трехсотлетия Дома Романовых.   В этот вечер личико ее горело таким радостным смущением, такой юностью и жаждой жизни, что от нее нельзя было отвести глаз.  Ей подводили блестящих офицеров, она танцевала со всеми и женственно, слегка краснея, благодарила по окончании танца кивком головы.  Остальным княжнам так и не удалось побывать на настоящем балу" (С.Я. Офросимова). 

 А вот как описывала пору девичьего триумфа старшей Цесаревны Анна Танеева:

 “В эту осень Ольге Николаевне исполнилось шестнадцать лет, срок совершеннолетия для Великих Княжон. Она получила от родителей разные бриллиантовые вещи и колье. Все Великие Княжны в шестнадцать лет получали жемчужные и бриллиантовые ожерелья, но Государыня не хотела, чтобы Министерство Двора тратило столько денег сразу на их покупку Великим Княжнам, и придумала так, что два раза в год, в дни рождения и именин, получали по одному бриллианту и по одной жемчужине. Таким образом, у Великой Княжны Ольги образовалось два колье по тридцать два камня, собранных для нее с малого детства.

 

Вечером был бал, один из самых красивых балов при Дворе. Танцевали внизу в большой столовой. В огромные стеклянные двери, открытые настежь, смотрела южная благоухающая ночь. Приглашены были все Великие Князья с их семьями, офицеры местного гарнизона и знакомые, проживавшие в Ялте. Великая Княжна Ольга Николаевна, первый раз в длинном платье из мягкой розовой материи, с белокурыми волосами, красиво причесанная, веселая и свежая, как цветок лилии, была центром всеобщего внимания. Она была назначена шефом 3-го гусарского Елисаветградского полка, что ее особенно обрадовало. После бала был ужин за маленькими круглыми столами”.

 Сохранилась картина, на которой изображен этот самый бал. В центре ее - Великая княжна Цесаревна Ольга Николаевна в паре с военным. Они самозабвенно кружатся в вихре вальса, а светская публика смотрит на них в сотни пар глаз, расступившись, освободив пространство для столь легкого восторженного парения юности.

 Замерла восхищенно, позабыв о музыке, прямо на середине танцевального па даже сама родительская Императорская чета, видимо, только что открывшая бал. Государь и Государыня Александра Феодоровна трепетно наблюдают за дочерью, чей силуэт кажется еще более воздушным, невесомым, на фоне алого бархата бесконечных лож и сияющего огнями сотен свечей танцевального зала..

 

Автор этой картины неизвестен широкой публике, она чудом уцелела в одном из частных собраний, но на ней художнику каким то шестым чувством удалось передать палитрой и мазками кисти всю прелесть мгновений быстро уходящей юности и вообще – мимолетность жизни. 1277558517_57106487_1269867321_0_20ac8_b0319aa2_xl (700x463, 132Kb)

  Когда Ольга превратилась в красивую цвету­щую девушку, в семье встал вопрос о её замуже­стве.    Найти подходящую партию было нелегко, и не только потому, что «народ-то всё пустой стал, махонький», как говорил старик Волков, об­ладающий простой житейской мудростью, а по­тому что Ольга категорически не хотела покидать Россию.

Ольге предлагали выйти замуж за румынского принца.   И хотя родители с обеих сторон благо­склонно относились к возможному браку, Оль­га наотрез отказалась.  «Если я этого не захочу, этого не будет, заявила княжна. - Папа мне обещал не принуждать меня, а я не хочу покидать Россию.  На замечание Пьера Жильяра о том, что она всегда  будет иметь возможность возвращаться на Родину. Ольга ответила: "Несмотря на все, я буду чужой в моей стране, а я русская и хочу остаться русской! "

И она до конца осталась русской с хрустально-чистой душой, полной безграничной любви к России и к своей семье.

onr344 (500x667, 61Kb)

Источники - 1. Покаяние спасёт Россию. О Царской семье. /Сост. Т.Н. Микушина, О.А. Иванова, Е.Ю. Ильина.– Омск:  Издательский Дом «СириуС», 2013. – 264 с., цв. и ч.-б. илл. +   2.  http://www.peoples.ru/family/children/o_romanova/index.html

126a2643d5b7 (450x218, 60Kb)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить