logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

Татьяна Николаевна Романова


Татьяна родилась 29 мая 1897 года.   Внешностью девочка очень напоминала мать.   Вторая дочь царя, спокойная, уравновешенная, с темными волосами и большими широко расставленными глазами заставляла людей говорить: "Татьяна вся в мать".    Николай II всегда замечал, что Татьяна напоминает ему Государыню.   "Очень высокая, тонкая, как тростинка, она была наделена изящным профилем камеи, синими глазами и каштановыми волосами, - вспоминала Лили Ден.  -  Она была свежа, хрупка и чиста, как роза.
"У Великой Княжны Татьяны были темные волосы, была бледной и , в противоположность матери, никогда не краснела,- добавляет Анна Танеева.   Как и у матери у Татьяны был замечательно красивый профиль.
tnr1914_ (353x456, 16Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Ребенком Татьяна почти не шалила - у нее было удивительное самообладание.   Это умение сдерживать себя перешло к ней от Государя.   В детстве были её любимыми занятия: серсо, катание на пони и громоздком велосипеде — тандеме — в паре с Ольгой, неторопливый сбор цветов и ягод.    Из тихих домашних развлечений предпочитала  - рисование, книжки с картинками, путанное детское вышивание — вязание и «кукольный дом».

"Она редко смеялась, была очень добра и умела сохранять спокойствие.
Tnr55 (408x472, 45Kb)tnr34 (406x568, 22Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


А.Танеева вспоминала, что когда Императрица учила детей рукоделию, лучше других работала Татьяна.   У нее были очень ловкие руки, она шила себе и старшим сестрам блузы, вышивала, вязала и великолепно причесывала свою мать, когда девушки отлучались.

  Татьяна всегда останавливала сестер, если их проказы заходили далеко, и напоминала им волю матери.   Готовность трудиться тоже была у нее в характере. "Татьяна, как всегда, помогает всем и повсюду", - пишет Императрица в одном из письме из Тобольской ссылки.   У нее было очень доброе сердце.  Ее часто можно было видеть в окружении ребятишек, которых она угощала конфетами.
Она была религиозна, как Ольга, но более усидчива, любила чтение, и ее можно было застать за книгой духовного содержания.    Если Ольга была бойкой в разговорах, и у нее был заметен опыт в общении с посторонними, Татьяна страдала некоторой застенчивостью.    Была склонна к самоанализу, строга и требовательна к себе самой.   В одном из писем к родителям она пишет: "Я только хотела попросить прощение у тебя и дорогого Папы за все, что я сделала вам, мои дорогие, за все беспокойство, которое я причинила.   Я молюсь, чтобы Бог сделал меня лучше..."

Лили Ден вспоминала: "Великая Княжна Татьяна Николаевна была столь же обаятельной, как ее старшая сестра, но по-своему.   Ее часто называли гордячкой, но я не знала никого, кому бы гордыня была менее свойственна, чем ей.   С ней произошло то же самое, что и с Ее Величеством.   Ее застенчивость и сдержанность принимали за высокомерие, однако стоило вам познакомиться с нею поближе и завоевать ее доверие, как сдержанность исчезала и вам представала подлинная Татьяна Николаевна.   Она обладала поэтической натурой, жаждала настоящей дружбы."
tnr72 (468x480, 23Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Император горячо любил вторую дочь, и сестры шутили, что если надо обратиться к Государю с какой-нибудь просьбой, то "Татьяна должна попросить Papa, чтобы он нам это разрешил".

В 1913 г. семья переехала из Царского в Зимний дворец, Татьяна заболела тифом. Во время тяжелой болезни, которую она переносила с неизменным терпением и спокойствием, ей обрили ее прекрасные волосы.
tnr1913 tif (571x420, 40Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Болеющая тифом Татьяна Николаевна вместе с Александрой Федоровной 1913г.

 


У Татьяны был бульдог по кличке Ортипо.   Он спал в спальне старших княжон - к досаде Ольги Николаевны, которой он мешал своим храпом.


Анна Танеева писала: "Когда Татьяна выросла, она была самой высокой и стройной из всех Великих Княжон, красивой и романтичной. Много мужчин увлекалось ею.   Многие офицеры и в самом деле были влюблены в Татьяну, но подходящих женихов не было и для нее.   Когда началась война с Германией, Татьяне было 17 лет".   Вот портрет великой княжны, который дает в своих воспоминаниях с Офросимова:
" Она великая княжна с головы до ног, так Она аристократична и царственна.   Лицо её матово-бледно, только чуть-чуть розовеют щёки, точно из-под её тонкой кожи пробивается розовый атлас.   Профиль её безупречно красив, он словно выточен из мрамора резцом большого художника.   Своеобразность и оригинальность придают её лицу далеко расставленные друг от друга глаза.   Ей больше, чем сёстрам, идут косынка сестры милосердия и красный крест на груди.   Она реже смеётся, чем сёстры.   Лицо её иногда имеет сосредоточенное и строгое выражение.   В эти минуты она похожа на мать.   На бледных чертах её лица — следы напряжённой мысли и подчас даже грусти.   Я без слов чувствую, что она какая-то особенная, иная, чем сёстры, несмотря на общую с ними доброту и приветливость.   Я чувствую, что в ней — свой целый замкнутый и своеобразный мир".

А вот другой портрет Татьяны Николаевны: "Баронесса С. К Буксгевден:
"Татьяна Николаевна, по-моему, была самая хорошенькая.   Она была выше матери, но такая тоненькая и так хорошо сложена, что высокий рост не был ей помехой.   У нее были красивые, правильные черты лица, она была похожа на своих царственных красавиц родственниц, чьи фамильные портреты украшали дворец.   Темноволосая, бледнолицая, с широко расставленными глазами - это придавало ее взгляду поэтическое, несколько отсутствующее выражение, что не соответствовало ее характеру.   В ней была смесь искренности, прямолинейности и упорства, склонности к поэзии и абстрактным идеям.   Она была ближе всех к матери и была любимицей у нее и у отца.   Абсолютно лишенная самолюбия, она всегда была готова отказаться от своих планов, если появлялась возможность погулять с отцом, почитать матери, сделать все то, о чем ее просили.   Именно Татьяна Николаевна нянчилась с младшими, помогала устраивать дела во дворце, чтобы официальные церемонии согласовывались с личными планами семьи.   У нее был практический ум, унаследованный от Императрицы - матери и детальный подход ко всему".
tnr61 (468x652, 31Kb)
Из Великих княжон была самой близкой к императрице Александре Фёдоровне, всегда старалась окружить мать заботой и покоем, выслушать и понять её.   Не то, чтобы ее сестры любили мать меньше ее, но Татьяна Николаевна умела окружать ее постоянной заботливостью и никогда не позволяла себе показать, что она не в духе.   Татьяна - единственная, с кем в переписке Александра Федоровна говорит о делах, о войне, обсуждает свои личные проблемы.

Клавдия Битнер, гувернантка детей уже в неволе, в Тобольске, резюмирует, делая несколько неожиданный вывод после общения с Великой княжной: "Если бы семья лишилась Александры Феодоровны, то крышей бы для нее была Татьяна Николаевна.   Она была самым близким лицом к Императрице. Они были два друга".

Эта девушка вполне сложившегося характера, она была прямой, честной и чистой натуры, в ней отмечались исключительная склонность к установлению порядка в жизни и сильно развитое сознание долга.   Она ведала, за болезнью матери, распорядками в доме, в общем всем заправляла.   Была умной, развитой, любила хозяйничать, и в частности, вышивать и гладить белье.
Её по праву называли «Розой Петергофа».
Tatiana_Signed (546x700, 47Kb)
     Православный историк, исследовательница духовного и жизненного пути великой княжны Татьяны Романовой - Т. Горбачева пишет :
"Когда началась Первая мировая война, великой княжне Татьяне исполнилось семнадцать лет.   Для нее наступило совершенно особое время, - время, когда в полной мере проявились не только ее доброта, милосердие, но и душевная стойкость; большие организаторские способности, а также талант хирургической сестры...".

Внимательной и спокойной Татьяне труд в госпитале давался легче, чем ее старшей сестре.  Люди, видевшие Татьяну за работой, восхищались ее профессионализмом.   Даже доктор Деревенко, человек по натуре очень строгий и требовательный, говорил, что ему редко приходилось встречать такую спокойную, ловкую и дельную хирургическую сестру.  С. Офросимова писала: "Если бы, будучи художницей, я захотела нарисовать портрет сестры милосердия, какой она представляется в моем идеале, мне бы нужно было только написать портрет великой княжны Татьяны Николаевны; мне даже не надо было бы писать его, а только указать на фотографию ее, висевшую всегда над моей постелью, и сказать: "Вот сестра милосердия".

"Все врачи, видевшие Великую Княжну Татьяну Николаевну за ее работой, говорили мне, что она прирожденная сестра милосердия, что она нежно и бесстрашно касается самых тяжелых ран, что все ее перевязки сделаны уверенной и умелой рукой.
     Между тем один вид этих ран мог лишить человека сна и покоя.  "Мне довелось увидеть много горя, я провела три года в большевистской тюрьме , но все это было ничто по сравнению с ужасами военного госпиталя", - писала А. Танеева.   Если Ольга с трудом переносила вид открытых ран, то, что касается Татьяны Николаевны, она "даже жаловалась ,что ей по молодости, не поручают самых тяжелых случаев." (по воспоминаниям фрейлины)
TNR1916 (262x400, 15Kb)
1. www.proza.ru/2013/01/25/1442
2. Д. Орехов "Подвиг царской семьи"
5274010 (489x56, 7Kb)

Комментарии   

 
0 #3 ОльгаFOV 06.04.2014 16:02
Цитирую татьяна:
мне очень понравилось :-)

Татьяна, мне очень приятно, что при прочтении этой заметки я Вам доставила несколько приятных минут ;-)
Цитировать
 
 
+1 #2 татьяна 08.03.2014 15:25
мне очень понравилось :-)
Цитировать
 
 
+1 #1 татьяна 08.03.2014 15:23
:lol:
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить