logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

                                                     Мария Николаевна, фонд 685, on. 1, 278 ед. хр.

В фонде довольно много документов, связанных с деятельностью ла­заретов и санитарных поездов Ее имени. Телеграммы, рапорты и письма от командиров полков и офицеров.   Большая переписка.  Из личных бу­маг сохранилось только три дневника княжны за 1912, 1913, 1916 годы.   Это нарядные записные книжки в шелковых переплетах, украшенных золотыми монограммой, датами, виньетками.   Страницы переложены за­сушенными цветами.   Лаконичные записи, лишенные эмоциональной окраски, писались ежедневно.  В данном издании приводятся выбороч­ные дни из дневника за 1916 год.  Живой и общительный характер Вели­кой княжны сокрыт в этих записях, но раскрывает ее организованность и умение кратко изложить главное.  Неслучайно в тяжелые годы гоне­ний Родители именно Ее выберут для сопровождения при переезде из Тобольска.   Строгая записная книжка, как у старших сестер, в синем кожа­ном переплете с золотой монограммой Марии Николаевны осталась не­заполненной.  Княжна только начала переписывать в нее любимое сти­хотворение — «Казачью колыбельную» Лермонтова «Спи, младенец мой прекрасный, баюшки баю...».

115506138_6 (600x22, 36Kb)

ПИСЬМА МАРИИ НИКОЛАЕВНЫ

 

20  сентября

Милый мой душка Папá!

Я пишу Тебе внизу у Мамá.   Здесь сидят Мария и Дмитрий, которые обедали у нас.   Мы были у всенощной и я много за Тебя молилась. Батюш­ка воспользовался Твоим отсутствием и после всенощной сказал речь.  Было за всенощной страшно скучно, что Тебя не было. Крепко тебя целую и  спи хорошо и видь хорошие сны.

Любящая Тебя твоя Мария.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

21 сентября

Поздравляю Тебя, мой душка Папá, с победой. Сегодня утром были 4 у обедни с Мамá.  Служили наш батюшка и диакон Шавельского.  Завт­ракали одни, потом поехали в поезд с ранеными.   Были у Ани и с ней пили чай.   Оттуда поехали в Дворцовый Большой лазарет, Мамá, Ольга и Тать­яна пошли на перевязки. Аня и я пошли по всем палатам, где лежали солдаты, и почти с каждым говорили.   Потом Мама, Аня и я поехали до­мой, так как у Мамá был прием сестер милосердия, которые уезжают на войну. После того мы поехали в маленький лазарет, где лежит Твой стре­лок.   Там Мамá с сестрами опять перевязывали, и мы с Анастасией по­шли к офицерам. Я играла с Поповым в какую-то игру.   После перевязки сестры и Мамá тоже играли с офицерами, так что мы вернулись только, только к обеду. Обедали 4 с Мамá. Алексей, слава Богу, ничего.  Крепко целую Тебя, мой собственный душка.   Любящая Тебя ужас как

Твоя собственная Мария

Будущий раз непременно возьми меня, а то я сама впрыгну в поезд, потому что мне без Тебя скучно. Спи хорошо.МН

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

24 сентября

Мой дорогой Папá душка!  Я только что вернулась от Ани, где был Николай Павлович.  Сегодня днем Анастасия и я были у нас в лазарете.    К нам последним поездом Шуленбурга приехали 15 человек.   Мне, к сожалению, надо кончить, так как теперь утро и мне надо идти на урок.   Крепко Тебя целую, мой душка, и люблю.  Кланяйся Саше и Нилову.  Твоя всегда дочь Мария.   Прости за такое скучное письмо и короткое.

На том же письме приписка Татьяны Николаевны: Папá, душка мой дорогой, прости, что я Тебе не пишу отдельно, но у меня совсем времени не было.  Едем сейчас в лазарет, где будут сегодня операции.  Погода ясная, солнечно, но холодно.  Ждем Тебя очень назад, поскорей.

Комитет мой сошел благополучно вчера, слава Богу.  Ну, до свидания.  Крепко Тебя обнимаю, как люблю.  Да хранит Тебя Бог.

Твоя дочь Вознесенец.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

23  октября

Мой золотой Папá!  Мне так жалко, что я Тебе не успела сегодня написать.  Вчера днем я с Анастасией и Настенькой были в Школе Нянь, и дети пили чай, и я кормила их с нянями кашей и вспоминала Тебя, когда у них текла каша подбородку и мы чистили их подбородки ложками. Были сегодня у нас в лазарете, там много тяжело раненных в голову и один в живот.  Они сегодня все писали письма на родину, и несколько сибиряков не могли, так что другие раненые им помогали.

24 октября. Только что завтракали.  Утром были в 9 часов 50 минут у Обедни.

Сейчас пойду с Анастасией к нам в лазарет, а потом в склад.  Мамá  поехала с сестрами в Петроград.  У Татьяны там будет комитет, а Мамá пойдет в свой склад.  Очень без Тебя скучно. Кланяйся Саше и Николаю Павловичу.  Крепко Тебя лобызаю во все тело.  Деменькова не видала. Храни Тебя Бог.

Любящая Тебя всегда Твоя Казанша.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

25 октября

Мой дорогой Папá душка!

Я ужасно жалею, что не успела тебе написать.  Сегодня утром были, как всегда, несносные уроки.  Потом завтракали.  Днем были в 4-х лазаретах в Павловске с Мамá и тетей Маврой, и видели казака, который был ранен саксонской свиньей (то есть их шталмейстером). Пишу так скверно, потому что Мамá пером.  Сейчас я только что вымылась, и Лиза(Эрсберг Елизавета Николаевна) меня причесывает.  Мы еще сегодня были на освящении лазарета в Сводном полку.  Он находится в том доме, где была раньше церковь.  В той комнате теперь устроена столовая, и там же был молебен. Там, где мы раньше оставляли пальто, теперь перевязочная.  Деменькова, конечно, моего душки, не было.   Были сегодня после всенощной в лазарете, где лежит Иедигаров.  Крепко Тебя целую, мой золотой.

Твой преданный и любящий Тебя Казанец

Кланяйся от меня очень Саше и Коле. Б ыл только что Григорий.  Он остается в Петрограде, пока Ты не вернешься. Храни Тебя Бог.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

30 октября

Мой собственный Папá душка!

Сегодня утром пришел сюда Алексея поезд.  Мамá там была с Ольгой, Анастасией и Алексеем. Днем Ольга и Татьяна будут опять перевязывать, а Мамá останется дома.  Мамá приехала вчера в шесть часов.  После обеда мы 4 поехали с Аней в лазарет, где Иедигаров.  Они были все очень милые.  Я с Анастасией вернулись к половине десятого.  Когда Ольга с кем- нибудь слишком долго говорила, то Иедигаров начинал отчаянно каш­лять, чтобы она повернулась и пошла в палату к ним.   Я и Анастасия не знаем, что мы сегодня будем днем делать.  У меня насморк. Вчера, когда мы шли к себе в лазарет, вдруг из лазарета идут масса людей (то есть офи­церы сводного полка) и между ними мой Деменьков.  Мы отчаянно испу­гались и страшно тихо шли, чтобы они не повернулись.  Видели Николаева, он довольно сильно поседел.  Он много интересного рассказывал. Ут­ром были уроки, как всегда.  Кланяйся Коле и Сашке.

Крепко Тебе жму руку, чтобы не передать насморк.

Твой Казанец.

Я написала все это письмо до завтрака, и Мамá все еще не вернулась с перевязок. Храни Тебя Бог.

 

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

31 октября

Мой душка Папá!

Это письмо возьмут с собой сестры.  Вчера днем мы гуляли, потом были в лазарете Большого дворца.  Там уже лежат восемь офицеров.  Сегодня мы, должно быть, пойдем к нам в лазарет.  Я не знаю, с вчерашним поез­дом приехали к нам новые раненые или нет.  Я на днях в воротах видела моего матроса сводного полка с «Иоанна Златоуста», и с ним поздорова­лась.  Ах! Я надеюсь, что завтра у всенощной увижу моего Деменькова, но боюсь, что нет, так как мы, наверное, будем стоять в молельне(в Феодоровском соборе), а в церкви одним стоять стыдно, и идти к Евангелию.

Ортипо очень мил и, по-моему, вырос. Сейчас у меня будет урок анг­лийского языка, какая скука. Крепко целую Тебя, Твою супругу, и двух Твоих дщерей и скажи старшой, что я постараюсь позвонить по телефо­ну и если буду говорить с кем-нибудь интересным, то напишу ей теле­грамму.

Твой собственный Казанец
Храни Тебя Бог.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

19 ноября

Мой душка Папá!

Сегодня пишу Тебе я, так как Ольга и Татьяна поехали только что в Петроград на пожертвования. У меня были утром уроки.  Мама с Oльгой, Алексеем и Анастасией ездили в поезде.  Вчера я была с Мама и сестрами в Большом дворце у раненых офицеров и видела того молодого oфицера, у которого на спине большая пролежень.  У него очень милое лицо.  Мы ему подписали на карточках, и теперь он ждет, когда Ты вернешься, то может быть ему тоже подпишешь.  Сейчас 2 часа.  Мамá лежит на кушетке и пишет Тебе письмо, а Анастасия — тете Ольге.  В 2.30. я с Анастасией поедем к себе в лазарет.

Наверное, к нам тоже приехали новые. За чаем я всегда сижу на твоем кресле.  Мамá получила от Тебя письмо до завтрака.  Она поедет потом в Большой дворец на перевязку двух офицеров. Алексей наверху отдыхает после завтрака.  Завтра едет опять на войну Чахов.  Я радуюсь, что пятницу праздник, так что у нас не будет уроков, а это очень приятно.  Сегодня во время урока арифметики учитель нагнулся, чтобы посмотреть верно ли я написала, и своей тяжестью сломал ножку стула и чуть на меня не упал.  Ну пока, до свидания мой Душка.  Крепко целую и люблю Твой Казанец. Храни Тебя Бог †.  Кланяйся Саше и Коле и скажи первому, чтобы он себя хорошо вел.

 

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

 

30 ноября

Мой золотой Папá!

Мамá сейчас лежит на кушетке и отдыхает.  Сегодня утром мы все 5 с Мамá были у обедни и потом на перевязках, и Алексей тоже смотрел и считал, на скольких он был.   После завтрака мы снимались в Большом дворце с ранеными офицерами.

Оттуда мы поехали в Инвалидный дом, и там Мамá дала нескольким нижним чинам Георгиевские медали.  Мамá очень устала, и поэтому она сегодня Тебе не пишет.   Сейчас будем пить чай с дядей Павлом.  Вчера за всенощной видела моего душку Деменькова, а на встрече был Шведов. Так что я и Ольга обе были очень довольны.  Вчера же днем были в мест­ном лазарете, где Мамá также раздавала медали.  Сегодня после чая у Мамá будут офицеры, ее два Крымца, один моего полка и один Ольгиного.  Креп­ко Тебя целую, любящий Тебя всегда

Твой собственный Казанец.

Храни Тебя Бог. Кланяйся Коле и Саше.

1915 год

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

5  апреля

Мой золотой Папá!

Я сейчас сижу около Мамá, у нее на ногах лежит Швыбзик.  Анаста­сия рисует.  Ольга и Татьяна уехали в лазарет к Вартанову.  Когда они вер­нутся, мы пойдем к Обедне.  Вчера после того, что Ты уехал, мы поехали домой, и потом к нам в лазарет все 4.  Концерт был очень удачный.  Делазари был очень мил, и рассказал несколько смешных рассказов.  Потом одна дама в сарафане протанцевала русскую (она была довольно аффек­тированная).  Мой Деменьков был очень мил и представил нам всех акте­ров.  Маленький Швыбзик только что сделал "губернатора" у Мамá на ковре и Анастасия теперь его обучает.  Сегодня мы увйдйм Родионова и Кожевникова.  Погода у нас сегодня ничего.  На солнце 15 градусов.  Пой­дем днем гулять, сегодня, наверно, никого интересного не будет в дежур­ной комнате.  Сегодня никто из сестер Тебе не напишет, так как у них не хватит времени.  Фельдъегерь уезжает в 5 часов, ужасно неудобное вре­мя.  Жалко, что с Тобой поехал Ильинский, а не Попов, так как Ты бу­дешь в Одессе.  Ужасно скучно, что Тебя здесь нет, можно было бы сегод­ня вместе колоть лед.  Вчера Анастасия уже нашла два крокуса и под­снежник под балконом, не там, где посажены, а где сами растут.  Сейчас уже благовест у «Знамения», и мне пора идти одеть шляпу. Крепко це­лую Тебя, мой ангел, и ужасно люблю.

Твой собственный Казанец.

ХраниТебя Бог.

Поздравляю Тебя с 8 апреля.  Кланяюсь Коле.

О., Т. и А., А. Тебя целуют.  Надеюсь, кто-нибудь хороший будет в церкви, наверно, должен быть Шведов.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

8 апреля

Мой милый хороший Папá душка!

Мамá была ужасно довольна получить от Тебя крест, и она его все вре­мя носит сегодня(Государь делает подарок своей любимой супруге.  В этот день 21 год назад состоялась помолвка Цесаревича Николая  Александровича с Принцессой Алисой. В своих дневниках он называл этот день "чудным, незабвенным".  В письме к Александре Федоровне в этот день он написал: "Желаю тебе здравия и всего, чего может пожелать глубоколюбящее сердце, и на коленях благодарю тебя за всю твою любовь, привязанность, дружбу и терпение, которые ты проявила эти долгие годы нашей супружеской жизни). Она первый раз лежала на балконе.  Я с Анастасией каталась немножко на велосипеде около дома.  Дежурный сегодня, ка­жется, кто-то неинтересный.  Утром на солнце было 20 градусов. Днем я с Анастасией и Шурой гуляла, а потом были в нашем лазарете.  У Нико­лаева был нарыв на пальце большом правой ноги, и ему пришлось выр- вать ноготь, так что он должен опять лежать несколько дней. <...>Я очень радуюсь за Тебя, что Ты увидишь тетю Ольгу.  Помнишь, когда тут была Татьяна Андреевна и просила, чтобы Ты приехал, Ты тогда не думал, что так скоро туда попадешь.  Я сейчас сижу около Мамá постели, в которой она обретается, а Ольга и Татьяна читают, Алексей хотел сегодня спать на Твоем месте и сказал Мамá, что он хочет играть, как будто он муж.   Вчера он наелся черными сухариками и вечером его отправили прямо на Деревеньку. Ольга и Татьяна были сегодня в Петрограде, Ольга на по­жертвование, а Татьяна в комитете наслаждалась милым Нейдгартом.  После обеда я играла с Мамá в colorito.  Теперь она читает какую-то анг­лийскую книжку.  Вчера у Ани были Кожевников и Родионов и Кублицкий к чаю.  До этого они зашли попрощаться к Мамá, так как они вчера же вечером и уехали.  Они были одеты в рубашках, как Ты.  Без Тебя скуч­но.  Крепко Тебя целую, давлю и люблю в объятиях.

Твой Казанец.

Кланяюсь очень Коле. Храни Тебя Господь. <...>

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

18  апреля

Папá мой дорогой душка!

Ну, как Ты живешь, можешь?

Радуюсь, что Ты видал Твоих славных Пластунов.  Мы живем как все­гда.  Сегодня были у Всенощной.  Служил батюшка Кибардин, а пели сол­даты, как ангелы, хорошо.  В церкви никого интересного для меня не было, кроме наших раненых.  Мы только что кончили обедать.  Алексей пришел к Мамá молиться.  Сестры разбирают цветы, которые прислали Яновы из Ливадии. Глицинии и другие.  Пока та страница сохла, я чи­тала тети Ольгино письмо нашей Ольге.  Я посадила к себе на колени Швыбзика, но он пожелал на пол. <.. .>  Мамá посылает Анастасию спать, а она в отчаянии не может найти Швыбзика, который пропал без вести, все его кричат и зовут, но он не идет, мерзавец.  Его наконец нашли через 10 минут, мы все его искали под диванами.  Наконец Мамá решила зала­ять, и Швыбзик ответил тоже лаем, и оказалось, что он сидит у Мамá под кушеткой, и его с общими усилиями вытащили.  Нежно целую шишку на лбу Котова и кланяюсь Литвинову душке и Чемодурову.  Шура мысленно с остервенением лобызает Твою пятку левой задней ноги.  Сама я Тебя обнимаю и целую нежно.

Твой верный и преданный Казанец.

Храни Тебя Бог.

Кланяйся от меня Коле.

Продолжаю письмо утром в 8 часов.  Я только что открыла занавеси окна и к радости увидела, что на солнце 19 градусов.  К нам в спальню пришел Алексей, и теперь он лежит у меня в постели и играет с Анаста­сией и Швыбзиком.  Сестры еще спят, Швыбзик пищит, наверное, он хо­чет видеть генерал-губернатора.  Он уже это сделал, и Анастасия прибежа­ла с лопаткою от камина и подобрала.  Ну пока до свидания, мой Папá душка.  Сестры и Алексей целуют.

proxy_imgsmail_ruCAOKOARG (150x35, 6Kb)

12  июня

Мой золотой Папá душка!

Вчера вечером мы были у Ани и там были Николай Дмитриевич, Алек­сандр Константинович, Викт. Эрастович и Скворцов.  Было очень хоро­шо, играли в «добчински-бобчински» и шарады.  Вчера днем я с Анаста­сией играли в теннис.  Я, конечно, как всегда, проиграла весь 3 сет.  Се­годня, наверное, пойдем пешком в Большой дворец.  На днях были в школе нянь и давили маленьких детей, которые уже ложились спать.  Мы еще были у Мамá в складе, где завертывают бинты, и мне с Анастасией при­шлось быть, как всем, в халатах и косынках, чему мы обе очень конфу­зились. Сейчас сидим на балконе.  Аня едет сейчас к Гротову в Красное Село на моторе.  Татьяна поехала верхом, я тоже хотела, но у меня на­сморк, и поэтому я не поехала.  Я была только что с Ан[астасией] и Оль­гой в лазарете Красного Креста и в Большом дворце.  У Мамá сегодня бу­дет отряд английских санитарных моторов представляться.

Ну, пока, до свидания, мой душка.

Храни Тебя Господь . Крепко люблю и целую.

Твой Казанец.

Кланяйся Саше и Коле.

 

источник-Августейшие сестры милосердия/ Сост.Н.К. Зверева. - М.: Вече, 2006.-464с.
 

12 (464x63, 6Kb)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить