logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

     Лживое окружение (закулисные игры)

 

      Возвращаясь из Олимпии, на вопрос, много ли там было
народу, Диоген ответил: "Народу много, а людей мало".
**************
                                                                                   3лословящий есть самый лютый из диких зверей,  
а льстец - самый  опасный из ручных животных.
*********************************************** 

 


Большинство ошибок, совершенных за минувшее царствование, дело рук недобросовестного, корыстного окружения.   Оно - это окружение - выдалось особенно плохим именно потому, что Царь был человек кристально чистой души и верил людям. Уже в начале его царствования в узком кругу, в частных беседах позволяли себе говорить без обиняков.   Гостиные барских особняков, столичные аристократические салоны, отдельные залы фешенебельных ресторанов и дорогих трактиров стали аренами бурных дискуссий.   Здесь формировалось то, что в России считалось "общественным мнением". А оно складывалось не пользу нового Монарха.  Постепенно оно охватило различные социальные слои, и к нач. XX века критическое отношение к Самодержавию стало признаком "хорошего тона" в кругах так называемого прогрессивного общества.  Прослыть "прогрессивным" было довольно легко: надо было лишь выступать против "деспотизма", критикуя и осмеивая все начинания власти.  Петербургское общество того времени представляло собой ярмарку человеческого тщеславия, торжество самомнения и человеческих амбиций, где простым и подлинным мыслям и делам не было места.

alix8_L (350x450, 30Kb)

 Примечательны слова молодой Императрицы Александры Федоровны, написанные сестре о новой своей Родине: "Петербург - исковерканный город, в котором нет ничего русского.  Простой русский народ глубоко и искренне предан своему Царю...  Я люблю мою новую страну.  Она так молода, могущественна и таит в себе так много добра.  Только ужасно не сбалансирована и наивна.  Бедный Ники!  У него тяжелая и горькая судьба."  Через несколько месяцев после замужества молодая Царица писала: "Я чувствую ,что все, кто окружает мужа, неискренни, и никто не исполняет своего долга ради долга и ради России.   Все служат ему из-за карьеры и личной выгоды." Проницательность Александры Федоровны просто поразительна.   Дело обстояло именно так.  В конечном итоге в этой "неискренности" и был корень трагедии русской Монархии.   Когда трон оказывался в опасности - так было и в 1905-м, а потом и в 1917 г., - все обласканные властью и почестями сановные господа, представители многочисленной дворянско-родовой элиты, попрятались кто куда.  Этот общественный антицарский психоз делал революционную катастрофу неизбежной.


Tsar_Nicholas_II_-1898 (476x700, 78Kb)

Неожиданно выпавший на долю последнего Императора, после смерти брата Георгия и преждевременной кончины Державного Отца, долг занять престол Российской Империи застал его неподготовленным к сложным и многотрудным обязанностям Монарха.  Догорали "последние Могикане" сподвижников Имп.  Александра II, с престарелым К.П. Победоносцевым во главе, и просыпались, толкаемые непомерным честолюбием и своеволием, либеральные круги, подстегиваемые вековыми врагами России, стремящимися использовать всякий благоприятный момент для сокрушения мощи Православного Царства.

Сразу же не замедлила разгореться глухая и открытая борьба за ведущие роли вокруг престола.  Чего стоил один закаленный в интригах С.Ю. Витте, ставший потом графом.  Также следует упомянуть интриги и сплетни, разгоравшиеся буйным цветом в салонах Ольги Федоровны (урожденной принцессы Баденской), которая вполне заслуженно многие годы слыла "первой сплетницей Империи".  Кто не заискивал перед ней, становился ее личным врагом.  Из ее гостиных вылетала жестокая клевета, дискредитировавшая среди прочих и царскую семью.  После кончины "ненаглядной матушки" ее сыновья подхватили эстафету, "Михайловичи" старались вести свои игры и соблюдать свои интересы.

Махровым цветком расцвела свистопляска всех этих "патриотов" и внутри страны и за пределами ее, щедро питаемая "Шестой Великой Державой" (как она тогда называлась) - прессой, под камертон которой  стали выкидывать всякие "коленца" околпаченные и купленные за сребреники доморощенные или выдрессированные Западом политики.

Докатились и до долженствующей изображать парламент в Самодержавной Империи Государственная Дума, где матерые гробокопатели, уже под охраной закона, получили возможность не только в кулуарах, а и с кафедры выполнять свои задачи по разрушению "отжившего" строя.   Рекорд по наглости и изощренной лжи побил, славившейся своим профессорским титулом П.Н. Милюков.

Взирая на все , что творится в Православном царстве, и прозревая, данной ему от Бога пророческой прозорливости "мерзость запустения на святом месте", терзался и мучился отец Иоанн Кронштадтский в сознании своего бессилия спасти Родину.


post-1-1344006226 (604x429, 52Kb)

Вся эта сатанинская вакханалия в высоких кругах не укрылась от бдительного ока Государя.   В мемуарах долголетнего посла при русском Дворе Мориса Палеолога запечатлена четкая фраза Государя на приеме посла в Царском селе: "Эти миазмы Петрограда... Их чувствуешь здесь на расстоянии 22 верст, и этот скверный дух идет не из народных кварталов, а из салонов.   Какой срам! Какое ничтожество!   Можно ли быть настолько лишенным совести, патриотизма и веры?!"

Об этих "миазмах" пишет и иноземец, присланный Англией в целях осведомления о положении России, в революционные дни, генерал Вильямс: "Один из критиков (очевидно репортер), проведший в России 24 часа, дал такой отзыв, что я подумал, что эти часы он провел в помойных ямах Петербурга; иначе он не мог собрать сведения более лживые и несправедливые и притом столь же ошибочные, как и злобные."

И в этой мутной и зловещей обстановке, требующей сверхчеловеческого душевного напряжения, только 4 слова молитвы Господней: "Да будет воля Твоя" вливали Царю-Мученику, покорность Воле Божьей и мужество без ропота, кротко переносить, все сыпавшиеся на его долю беды. (из воспоминаний проф. д-р мед. Ф.Вербицкий "На закате одной жизни")

В печати же было много лжи, "из мухи слона делали!"  Вот выдержка из письма Государя к Императрице-Матери, еще в смутные 1905-1906 гг: "Говорят много, но делают мало, все боятся действовать смело: мне приходится всегда заставлять их быть решительней...  Никто у нас не привык брать на себя, и все ждут приказаний, которые затем исполнять не любят..." (Декабрь 1905г)


imgB (600x429, 63Kb)

на фото: Государственная Дума нач. XX века

Вспомним здесь к месту: в 1912 г. на докладе премьер-министра гр. Коковцева Императору о внутренних делах Государства, Николай II сказал: "Я просто задыхаюсь в этой атмосфере сплетен, выдумок и злобы".

"Общественность" не слышала призывы Николая II о "Единении" и "победе", о которых Император говорил каждый год.    Общество не хотело никакой совместной конструктивной работы, неизменно изображала только себя, своих представителей, способных делать нужное дело.   А Царские же министры - это "бюрократическая администрация", они только вредят.   ЗЕМГОР и ВПК старались делать вид, что правительства как бы не существует.    ВПК распределяли военные заказы среди "своих", в результате цена отдельных видов вооружений была в 2 раза выше, чем на государственных заводах.    И прибыли у "своих" были баснословными 300, а порой 1000% на каждый вложенный рубль.    Подобных вакханалий прибыли не знала никакая другая страна.    Казалось бы, что воротилы русского бизнеса полностью удовлетворены - при таких-то барышах! - и должны, что называется молиться на власть.   Так было бы в других странах, но не в России.   Здесь "тузы" желали не только фантастических доходов, но и правом распоряжаться штурвалом Государства.   Между прочим ЗЕМГОР финансировался как раз тем правительством "глупым" и "вредным", как они его называли, но они об этом забывали.   Все попытки гос. органов иметь хоть какую-то отчетность за полученные суммы воспринимались как покушение на права "общественности".   Фактически моральный общественный террор стал нормой.

d0eda-p10105500121 (450x335, 60Kb)

на фото Николай II и совет министров

Земгорские чиновники, служащие ВПК получали министерские оклады, разъезжали в отдельных вагонах, устраивали банкеты и приемы, но усомнится в их правоте, грозило потерей репутации, поэтому все молчали.   Будучи человеком чрезвычайно ограниченного общественного кругозора, этим настроениям подыгрывал Великий Князь Николай Николаевич.    В воспоминаниях протопресвитера Г.Щавельского имеется примечательный эпизод в 1915г. в Барановичах: "Я вошел в вагон.  Ну что? - обратился ко мне Николай Николаевич.   Граф Фредерикс сегодня решительно говорил о Распутине, и Государь согласился будто бы удалить Распутина со Двора. - Нет, это верно? - воскликнул Великий Князь. -  Так точно, - подтвердил я. Великий Князь быстро вскочил с места ,подбежал к иконе Божией Матери и, перекрестившись, поцеловал ее, а потом также быстро лег неожиданно на пол и высоко поднял ноги. - Хочется перекувырнуться от радости! - сказал он смеясь.     Между прочим дело происходило в период тяжелых военных неудач, а Верховного главнокомандующего волновали мысли не о положении дел на фронте, а об обер-прокуроре Синода и о Распутине!   Он был вообще занят делами его никак не касающимися: кто возглавит министерство? кого выгонят?   И с большой радостью он принимал известия об отставке министров неугодных "общественности".     Моральный террор "общественности" сказывался и на работе правительства.   В русской политике тогда господствовали бульварные, если не сказать подзаборные нравы, все покупалось.

famNN (411x700, 50Kb)

на фото: внизу Великий Князь Владимир Александрович и Великий Князь Николай Николаевич

Нравственная чистота и искренность Государя Николая Александровича исключали возможность применения беспощадных мер принуждения к тем, кто позволял себе адресовать должностным лицам не только отдельные выпады, но и поток измышлений.   Императору и вообразить было невозможно, что в столь тяжелый период люди могут руководствоваться не благом страны, а мелкими корыстными политическими или финансовыми интересами.

Потом уже после крушения монархии, кому удалось добежать до Парижа, Белграда или Берлина, а кому еще дальше, вспоминая ушедшее, почти все, чуть ли не в один голос клеймили поверженных и убиенных Венценосцев.   Якобы те "жили не так" и "правили не так".   Никто, почти никто - исключения просто единичны - не признал собственных ошибок и личного краснобайства, легкомыслия и преступления непреданности.   Своего соучастия в катастрофе не признавали и не каялись.   Это только подчеркивает, в какой степени "общество" было уже нехристианским, насколько оно не являлось (и не могло являться) опорой христианской Царской Власти...
 

Государственные козни, заговоры были на Руси издавна.   Еще во времена правления Ивана IV, избавлялись бояры от неугодных по их мнению "неправильных" людей.    Так был отравлен тесть самого царя Иоанна Васильевича IV, который из тысячи аристократок-дочерей, выбрал в жены из "захудалого рода" Захарьиных-Кошкиных - Анастасию Романовну.    От отравления потом погибла и сама Анастасия, это переполнило чашу терпения царя Иоанна и сделало его страшным мстителем боярству, занимавшемуся интригами, думавшему о своем лишь благополучии, во вред государству. "Меня называют зверем мои бояре, - говорил Иоанн IV Грозный, - но ведь я и управляю зверьми...   Я зол только для злых, а для добрых я согласен отдать не только одежду, но и душу..."   Царь Иоанн Грозный был оклеветан боярами так же, как в последствии был оклеветан Император Павел I, который, подписав ряд манифестов, касающихся крестьян, некоторых ограничений дворянства, тем самым подписал свой смертный приговор.

ОТ СЕБЯ: Такими же подобными людьми, уже в XX веке был "заклеймен" и последний Российский Император - Николай II, просто потому, что он был; просто потому, что он нанес им самое тяжкое оскорбление: он был живым отрицанием их натур: лживых, мелких, безбожных и безнравственных. 

0_7310e_b341c105_XL (558x700, 123Kb)

на фото: Николай II и Александра Федоровна вместе с Владимиром Александровичем и "тетей Михень"

Чем больше делал Царь на благо Отечества, тем громче раздавались голоса Его противников.   Ведется организованная клеветническая кампания, призванная дискредитировать Его.   Темные разрушительные силы не гнушаются ничем: в ход идут самые подлые, самые грязные, самые нелепые обвинения - от шпионажа в пользу немцев до полного морального разложения.

Все большая часть образованного общества России отторгается от российских традиций и идеалов и принимает сторону этих разрушительных сил.   Царь Николай II и эта разрушительная часть  образованного общества живут как бы в разных мирах.   Царь - в духовном мире коренной России, его противники - в мире ее отрицания.   Подчеркивая суть трагедии Русского государства, следует констатировать, что именно в царствование Николая II созрели плоды ядовитого древа отрицания русской культуры, корни которого тянутся в глубину отечественной истории.   Не его вина, а его беда, что созревание ядовитых плодов, именуемых ныне  "революцией", произошло в Его царствование.

Еще раз подчеркиваем, что это была не революция, ибо основным содержанием событий, последовавших после 1917г., стала не социальная борьба (хотя она, конечно, присутствовала), а борьба людей, лишенных русского национального сознания, против национальной России.  В этой борьбе русский Царь должен был погибнуть первым.

Николай II не был политиканом и политическим честолюбцем, готовым идти на любые комбинации  и сделки с совестью для удержания власти.   Государь был человеком совести и души (в этом многократно убеждаешься, читая его переписку и дневники), те моральные установки, которыми он руководствовался в своей деятельности, делали Его беззащитным перед темными интригами, которые плелись в Его окружении.

Многие из Его окружения преследовали собственные интересы, надеялись получить определенные выгоды, торговались с противниками Царя о цене предательства.   Вокруг Царя все сильнее и сильнее сжимался круг предательства и измены, который превратился в своего рода капкан к началу марта 1917г.

Круг людей, на которых Царь мог бы по-настоящему положиться был очень узок.   Даже среди родственников у Николая Александровича не было  по-настоящему  близких людей.   Среди министров буйным цветом расцветала тайная зараза - масонство, бороться с которой было трудно или почти невозможно, потому что свою тайную подрывную работу эти люди вели под личиной преданности Царю и Престолу.   Почти каждый шаг Царя становился известен масонам.   Такими осведомителями при Царе были, в частности, начальник  царской канцелярии Мосолов и товарищ министра внутренних дел Джунковский.   Последний в своих воспоминаниях признается, что у него была секретная агентура в окружении Царя, периодически информировавшая его о жизни Царской семьи.

Клеветническая компания против Государя сделала свое дело.   Очень многие, даже среди родственников и в высшем свете, поверили лживым выдумкам масонской "литературы", особенно в то, что касалось отношений царской семьи и Григория Распутина.    В результате уже перед войной в настроении высшего общества произошло изменение и оно приобрело оппозиционный к Царю характер.   Как пишет очевидец, "вместо того чтобы, по укоренившимся своим монархическим взглядам, поддержать трон (высшее общество) от него отвернулось и с настоящим злорадством смотрело на его крушение" (Мосолов А.А. Указ соч. С.93)

Представители высшего света думали исключительно о своем благополучии и совсем не пытались помочь Царю, считая его слабым правителем и виновником неудач России.   Причем свое отношение к Государю высшее дворянство часто выражало демонстративно.   Как отмечают очевидцы, слухи о перевороте упорно держались в высшем обществе: о них чем дальше, тем откровеннее говорили.  Считали, что переворот приведет к диктатуре Великого Князя Николая Николаевича, а при успешном переломе военных действий - и к его восшествию на престол.   Переворот считался возможным в результате интриг в Царской фамилии, где авторитет Николая Николаевича был высок, как и его популярность в армии.

До последних дней Государь верил в порядочность многих, которые на самом деле были изменниками и предали Его.

Материалы взяты из книг -

1. Боханов А.Н. Николай II.-М.:Вече, 2008.-528с.

2. Николай II в воспоминаниях и свидетельствах.-М.:Вече, 2008.-352с.

3. Платонов О.А.  Последний Государь. - М.: Алгоритм, 2005. - 638с.

55632004_1267023274_f51a0cbe671d8e3301e812130f0cd8f7 (385x60, 22Kb)

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить