logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

 Зловещая зависть тети Михень

ОТ СЕБЯ:    Зависть и интриги дома Романовых - вот, главная причина отречения и гибели семьи Николая II и всей династии.     Бесконечные сплетни,  подножки императорской чете,  неуважение к ним и в сущности к самим себе, толкнуло  в пропасть всю страну.    11lhlpl (250x201, 22Kb) ЗАВИСТЬ И ЧЕСТОЛЮБИЕ, вот что движет людьми с древних времен, толкая их на безрассудные и низкие поступки.    Как сказал  Ильвеций К:  " Из всех страстей зависть самая отвратительная.   Под знаменем зависти шествует ненависть,  предательство и интриги".   Императору очень трудно было бороться против своих родственников, сплотившихся воедино.    Он не чувствовал ни в ком из них опоры, поддержки и уж тем более сочувствия к той атмосфере, которая сложилась к концу правления.    Те кто заставили подписать отречение,  уже через год поняли тот ужас бесконтрольности в стране который произошел, и стали каяться в содеянном.   Но было поздно для всех.   Кровавая машина запущена, обратной дороги нет.   Сами же Романовы стали спешно покидать свои дома, увозя с собой за границу только самое необходимое, оставляя здесь ту беззаботную жизнь, которую они вели и не ценили, то чем обладали.     Что еще можно сказать тут, а только то, что когда-то сказал Омар Хайям:  "Один не разберет чем пахнут розы,  Другой из горьких трав добудет мед.    Дай хлеба одному - навек запомнит.   Другому жизнь пожертвуй - не поймет".
**********************************
Все началось еще при Александре III.   Когда произошло крушение поезда в Борках. Клан семьи Владимира Александровича обрадовался этому случаю, ведь, возможно в скором времени они встанут у власти.

alexandr III-5 (451x582, 47Kb)

 – Минни, дорогая!  Моя единственная, собственная жёнушка! – Он нежно приобнял и поцеловал её. –  Я не терплю сплетен.   Но как быть, когда мне передают слова Михень!   Говорят, что, узнав о крушении нашего поезда, Мария Павловна воскликнула:  «Jamais nous n'aurons une pareille chance!»    И она предпочитает публично называть это несчастье не accident, но incident !...

– Саша! Чего ещё можно ожидать от этой блудницы! – гладя волосы своего великана мужа, отвечала Мария Фёдоровна. – Для неё не существует ни собственной семьи,  ни семьи царской, и она как была,  так и осталась немецкой принцессой.   Русские интересы для неё ничто.   Мне как-то рассказывала фрейлина Тютчева о том, какое ужасное впечатление произвела Михень на покойного генерала Скобелева.   Он был на обеде у дяди Миши, который в первый раз надел мундир нового образца, русские шаровары и меховую шапку, но с немецкой кокардой…

Да, одним из первых указов для армии было введение Александром III новой, простой и удобной русской формы.   Он приказал также, чтобы лица его свиты имели на эполетах и погонах вензель его имени, исполненный славянской вязью, и восстановил, по древнему обычаю, лик Спасителя на знамёнах, а наверху древков восьмиконечный крест.

– И что же Михень? – спросил император.

– Началось с того, что Скобелева возмутила немецкая кокарда у дяди Миши.   Генерал прямо сказал: «На месте этой кокарды должен быть восьмиконечный крест!»   И тогда Михень не выдержала и воскликнула: «Я недостаточно русская, чтобы понять эти тонкости!   И если вы будете продолжать в таком тоне, то я выйду из-за стола!» И это русская великая княгиня!   И Марию Павловну, и Ольгу Фёдоровну Скобелев считал агентами Бисмарка…

– Ну уж тут наш Гарибальди загнул, – засмеялся император и, посерьёзнев, добавил: – Самое ужасное не в их немецких симпатиях.   Ты только подумай! Великая княгиня желает твоей и моей смерти и смерти наших детей, чтобы наследовать престол.    А цареубийца и злодей, – Александр III потряс письмом Тихомирова, – воздаёт благодарение Богу за наше чудесное спасение!   Какой позор для Романовых!

– А ты знаешь, дружок, что говорила мне жена Гурко? – сказала Минни. – Когда Володя был в Виленском крае, то Михень требовала во время смотров, чтобы полки приветствовали её…

– Не иначе как она уже чувствует себя императрицей! – рассвирепел Александр III. – Ну да я ей задам…  Случай скоро представился.


0_56c34_69cdacde_M (300x31, 23Kb)

А что же было дальше, когда на престол встал старший сын Александра III - НИКИ.    Дальше зависти Владимировичей не было предела.    Неискоренимая зависть, постоянно подпитывалась новыми интригами.    Объектом постоянных сплетен была Императрица.

Александра Федоровна умела ценить дружбу как проявление искренних человеческих чувств.    Она была верной и преданной друзьям.   Если же убеждалась, что те ,кого она зачисляла в разряд друзей, пытались извлечь какие-то выгоды из ее царского статуса, тут же всячески прекращала всякое доверительное общение.   Михень стала первой, кому пришлось столкнуться с моральной бескомпромиссностью Царицы.   И она возненавидела Александру Федоровну так, как только может ненавидеть разъяренная женщина, забывшая о своем положении и о Богом установленном предназначении: быть надежной и верной опорой Самодержца.   Но какое значение могло иметь сакральное предназначение у такой особы, как Михень, которая во всем и всегда руководствовалась только личным мотивом.

8-7 (150x251, 20Kb)

 Мнение супруги, ее симпатии и антипатии полностью всегда разделял и Владимир Александрович.   Столь популярная в Петербурге тема "не о том Царе" или "не о той Царице" была предложена обсуждению публики этой великокняжеской четой.Великий Князь Владимир вообще игнорировал распоряжения Монарха.   Дело доходило до того, что Царю лично приходилось обращаться к дяде, требуя исполнения своей воли. В 1896 г. Николай II писал ему:  "Чтобы только не ссориться и не портить семейных отношений, я постоянно уступаю и в конце концов остаюсь болваном, без воли и без характера. Теперь я тебя не только прошу, но и предписываю исполнять мою волю."

В 1897 г. дело дошло до семейного скандала, повод был частный, но вызывающий.   Царская чета посетила спектакль в Мариинском театре, а затем, как нередко до того бывало, ужинала в своих апартаментах при театре.   Без предупреждения туда пришли "дядя Владимир" с "тетей Михень", в сопровождении каких-то незнакомых лиц Царю и Царице. Мало того Мария Павловна пригласила их к столу.   Это было возмутительным нарушением традиции и придворного протокола.   Николай и Александра были оскорблены и возмущены.   Они покинули застолье тотчас.

Когда летом 1916 г. Михень решила отдохнуть в Крыму, то спросила у Николая II: не будет ли он возражать, если она поселится в Ливадийском дворце.   Император возражать не стал.   Однако ни для кого не составляло секрета, что дворец принадлежит Императрице, и Михень обязана была хотя бы уведомить хозяйку.   Великая Княгина не сочла нужным унижаться и разместилась со своей свитой в Царской резиденции, заняв покои Монархов.
Когда же Императрица узнав о такой вопиющей бестактности, прислала телеграмму, выразив удивление подобным поведением, то Великую княгиню обуял очередной приступ гнева.   Она публично объявила, что не собирается никому ничего объяснять.   "Лучше будет, изрекла Мария Павловна, - если я просто не отвечу.   Мое достоинство и мои годы не позволяют мне отвечать на подобное обращение молодой Принцессы, которую я учила как держать себя в обществе".

Да, Мария Павловна собственное достоинство ставила выше всех ценностей и приоритетов, она владела лишь одним мастерством - самообожанием.   Нормы же поведения в обществе Александра Федоровна узнавала не от Михень, а от своей бабушки королевы Виктории.

Великий Князь Владимир и его супруга почему-то считали, что они и их дети заслуживают исключительного отношения, на которое иные члены династии рассчитывать не могли.

imagesCATIPMZK (191x264, 8Kb)Мария Павловна злорадствовала,  когда у Царя и Царицы рождались только девочки, когда появился наследник и вскоре выяснилось, что он болен, то у злоречивой и расчетливой Михень появились далеко идущие планы...   Она стала тешить себя надеждой увидеть на царском троне .... своего старшего сына Кирилла.

В последние годы монархии Мария Павловна мобилизовала все свои усилия, усилия своих родственников и клевретов в деле дискредитации Царицы.   Она опустилась то такой степени, что в своем огромном "флорентийском дворце" на Дворцовой набережной в кругу веселой компании смела намекать на "альковную связь" между Царицей и Распутиным!   Мало того, распаленная женской злобой, княгиня не раз обсуждала в присутствии своих гостей среди которых были и иностранные дипломаты, возможность свержения с престола "слабовольного" Царя и "Сумасшедшей" Царицы!   Подобное моральное разложение Мария Павловна прикрывала разговорами о необходимости "спасение монархии".   Мария Павловна поддерживала регулярную переписку с многими государственными деятелями и писателями Европы и США, и ее голос был слышен во всех уголках мира.

Царицу она зачислила в списках своих главных врагов уже задолго до революционной развязки.   Она отбрасывала не толь ко кодекс чести, но и нормы приличия, не желая общаться с "этой" даже в самых необходимых случаях, не гнушаясь любым поводом нанести личное оскорбление Императрице.   В Санкт-Петербурге Мария Павловна была центром любого события в высшем обществе.   Ее высказывания повторялись потом по всему городу. (из книги.- Боханов А.Н. Святая царица.)
1328718512039 (585x600, 46Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на фото та самая "Тетя Михень"

0_56c34_69cdacde_M (300x31, 23Kb)
Но это не были единственные интриганы еще одна была "компания" - Тютчевская.   Из воспоминаний Анны Вырубовой:
"Фрейлина Тютчева поступила к Великим Княжнам по рекомендации Великой Княгини Елизаветы Феодоровны; принадлежала она к старинной дворянской семье в Москве.   Поступив к Великим Княжнам, она сразу стала «спасать Россию».   Она была не дурной человек, но весьма ограниченная.   Двоюродным братом ее был известный епископ Владимир Путята (который сейчас в такой дружбе с большевиками и ведет компанию против Патриарха Тихона).   Этот епископ и все иже с ним имели огромное влияние на Тютчеву.

Приехав как-то раз в Москву, я была огорошена рассказами моих родственников, князей Голицыных, о Царской Семье, вроде того, «что Распутин бывает чуть ли не ежедневно во дворце», купает Великих Княжон и т. д.», говоря, что слышали это от самой Тютчевой.   Их Величества сперва смеялись над этими баснями, но позже Государю кто-то из министров сказал, что надо бы обратить внимание на слухи, идущие из дворца. Тогда Государь вызвал Тютчеву к себе в кабинет и потребовал прекращения подобных рассказов. Тютчева уверяла, что ни в чем не виновата.   Если впоследствии Их Величества и чаще видали Распутина, то с 1911 года он не играл никакой роли в их жизни.   Но о всем этом потом, сейчас же говорю о Тютчевой, чтобы объяснить, почему именно в Москве начался антагонизм и интриги против Государыни.

Тютчева и после предупреждения Государя не унималась; она сумела создать в придворных кругах бесчисленные интриги — бегала жаловаться семье Ее Величества на нее же.   Она повлияла на фрейлину княжну Оболенскую, которая ушла от Государыни несмотря на то, что служила много лет и была ей предана. В детской она перессорила нянь, так что Ее Величество, которая жила детьми, избегала ходить наверх, чтобы не встречаться с надутыми лицами.

Когда же Великие Княжны стали жаловаться, что она восстанавливает их против матери, Ее Величество решила с ней расстаться.   В глазах московского общества Тютчева прослыла «жертвой Распутина»; в самом же деле все нелепые выдумки шли от нее, и она сама была главной виновницей чудовищных сплетен на чистую семью Их Величеств".

Материалы взяты из книг - Боханов А.Н. "Святая царица".  -М.: Вече, 2006. - 304с.   +  Анна Вырубова: воспоминания.-М.:Захаров, 2012.-432с.-ил.
0_56c34_69cdacde_M (300x31, 23Kb)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить