logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

Религиозность Александры Федоровны

Про Александру Федоровну писали и говорили, что в России она стала «экзальтированной фанатичкой», что Она сде­лалась «мистичной», что квалифицировалось «знатоками» как признак чуть ли не психического расстройства.   Ничего подобного, конечно же, не существовало и в помине.   Она была христианкой и тогда, когда стала Царицей под сводами помпезного Зимнего двор­ца, и тогда, когда Ее убивали ночью в тесном екатеринбургском под­вале.   Полнота религиозного чувства Царицы не подлежит сомне­нию.   Она всегда жила Богом, ее душа Ему неизменно и целиком принадлежала.           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Искренность и глубина ее Христапреданности наперед обрека­ла Александру Федоровну на светское одиночество.    Хотя в России Православие по закону считалось государственной религией, а жизнь Империи была выстроена по церковному календарю, но в высшем обществе России властвовали уже совсем другие настрое­ния и представления.    Нет, никто, почти никто публично с истори­ческой верой не порывал: ходили в храмы, причащались, пости­лись.    Но все это по большей части являлось лишь обрядоверием, в котором не было полноты и высоты религиозного переживания, характерного для Александры Федоровны.    И то, что Ее русский избранник был таким же глубоким и полным христианином, как и Она, явилось счастьем Алисы-Александры. Если бы этой духовной симфонии не существовало, то вряд ли Принцесса из Дармштадта стала бы Русской Царицей.

С первых дней пребывания в России Она была потрясена не толь­ко ложью и лицемерием придворно-сановного мира по отношению к Ники, но и по отношению к Богу.     Участвуя в процессиях и в по­минальных панихидах, Она невольно вновь и вновь убеждалась, что даже в таком трагическом случае люди больше думали о зем­ном, чем о небесном.

Во время бесконечных литий (только в Москве во время следо­вания от вокзала до Кремля состоялось десять служб по упокоению Александра III) Александра Федоровна видела, сколько пустой суеты вокруг.   Сановники и при­дворные все время о чем-то переговаривались, толкались, старались занять наиболее заметные, «выигрышные» места.    Некоторые дамы даже умудрялись по несколько раз на дню менять «траурный на­ряд», как будто они присутствовали на премьере в опере!    Молит­венное усердие редко кто из окружающих проявлял.     В то же время видела, что у простых людей при поминании Александра III текли слезы, многие падали на колени, рыдали и причитали при виде царского гроба. На лицах же господ «из хорошего общества» слезы появлялись крайне редко...

 Александра Федоровна не верила мнению толпы.  Она имела ясное представление об испорченности человеческой природы, слишком хорошо знала Священное Писание.    Толпа никогда не бывает права, прав всегда лишь Всевышний.    Он — Истина, Любовь, Жизнь. Достойно внимания и почитания лишь то, что от Него и для Него.

 

Лили Ден в воспоминаниях заметила, что больше всего на све­те Александра Федоровна любила Бога.   Подруга Царицы была пра­ва. Государыня Сама о том много раз писала и говорила.   Бог — Все.    Это — свет, радость, надежда.    То, что Он посылает, следует со сми­рением и благодарностью принимать. Горести — испытание, но и милость Его велика.    Во всем жизненно главном — Он, и только Он.   И Александра Федоровна знала: Она щедро одарена Всевышним.    Господь послал Ей Ники, которого Она любила преданно и безза­ветно почти четверть века.

 "Так же, как и Государь, Императрица была исключительно верующей и православной, изучив особенности нашей религии до тонкости.   Все церковные службы Ее Величество простаивала от начала и до конца, ничем не отвле­каясь и все время усердно молясь.  Когда здоровье не позволяло больше ей долго стоять на ногах, она сидела во время служб, но посещала их аккуратно". (Фабрицкий С.С.  из воспоминаний флигель-адъютанта Государя).

Также глубоко почитала Александра Федоровна и таинство причастия.  Вот что можно узнать об этом из ее письма к Николаю II  в окт. 1914 г.: "Какое счастье, что мы причастились перед твоим отъездом - это дало мне силы и покой.  Как важно иметь возможность причащаться в подобные минуты и как бы хотелось  помочь другим вспомнить о том, что Бог даровал это благо всем - не только как нечто обязательное раз в году во время Поста, но и для других случаев, когда душа жаждет этого и нуждается в подкреплении.  Когда я нахожусь наедине с людьми, которые, как мне известно, переживают сильные страдания, я всегда касаюсь этого вопроса, и с Божией помощью мне во многих случаях удается объяснить, что это - всем доступное, благое дело и что это дарует облегчение и покой болящему сердцу".

 Вера царицы была настолько глубока и всеохватна, любовь к Иисусу Христу столь цельной и абсолютной, что этими своими качествами она действительно походила на  Христову Невесту.  Она жила не только с верой в сердце, но - жила Верой.   Если бы этого не было, она бы никогда не смогла перенести то, что ей ссудило Провидение.

 Много о религиозности Императрицы описывает труд М.К. Дитерихса "Убийство Царской Семьи" - Государыня была сильно религиозной натурой.  У такого человека как она, это не могло  быть ни лживым, ни болезненным.

 Ее вера в Бога была искренняя и глубокая.  Как человек, не терпевший по природе какой-либо лжи, она, приняв Православие, приняла веру не по форме, не по необходимости, а всем сердцем, всем разумом, всей волей.  Иной она не могла быть.  Ее вера, ее набожность были искренни, глубоки и чисты.  Никакого ханжества в ней не было и по натуре не могло быть.  По основе христианского учения она верила всем сердцем в силу молитвы, верила до конца.

 Чрезвычайно характерное явление обрисовывается различными показаниями свидетелей в свойствах религиозности Государыни.  Мужчины считали Государыню истеричной и полагали, что на этой почве в ней развилась религиозная экзальтация.   Женщины категорически отрицали наличие у Государыни истеричности и совершенно отвергали возможность болезненного проявления ее религиозного чувства.

 Подробное изучение натуры, характера и психологии покойной Государыни по многочисленным ее письмам приводит к заключению, что суждение женщин в отношении религиозности Государыни, безусловно, соответствует истине.   Вероятно, действительно женщины более способны воспринимать веру и религию до конечной глубины, чем мужчины.   Ни в одном письме Государыни к кому бы то ни было, совершенно не проявляется истеричности.   Чистая и глубокая вера в Бога, сопровождаемая всегда бесхитростным, спокойным, здравым суждением рассудка, - вот чем отличаются беседы Государыни с близким ее сердцу и духу людьми в многочисленной переписке.   Никакой экзальтации, никакой искусственности, никакой фальши не чувствуется в ее словах.   И только натуры очень хорошие, в свою очередь религиозные, но не способные воспринимать веру до конца, могли видеть в Государыне религиозную экзальтацию и приписывать ей истеричность - болезненное явление, до сих пор не объятое и не исчерпанное наукой.

  Мария Густавовна Тутельберг (камер-юнгфер Государыни): "Государыня была глубоко религиозная женщина.   Она верила в силу молитвы и верила глубоко, что Распутин наделен даром молитвы, что от его молитвы легче делается Алексею Николаевичу.   Вот так Ее Величество и относилась к Распутину.   Когда он был убит, Ее Величество была сильно огорчена. Тогда и Его Величество был , вероятно, обеспокоен этим.   Он в момент убийства Распутина был в Ставке.

 Помню, что однажды  я высказала Ее Величеству свое некоторое сомнение в личности Распутина.   Я сказала Ее Величеству, что Распутин простой, необразованный мужик.  На это Ее Величество мне сказала: "Спаситель выбирал Себе учеников не из ученых и теологов, а из простых рыбаков и плотников.   В Евангелии сказано, что вера может двигать горами", - и показывая на картину исцеления Спасителем женщины, Ее Величество сказала: "Этот Бог и теперь жив.   Я верю, что мой сын воскреснет.   Я знаю, что меня считают за мою веру сумасшедшей, но ведь все веровавшие были мучениками".

 "Этот Бог и теперь жив" - это религия православного честного русского человека, религия и Божьих Помазанников русского народа.  Тутельберг, Волков, Жильяр, Чемадуров, Битнер, Кобылинский -  люди близко стоявшие и видевшие жизнь и правду этих Помазанников Божьих, - все в один голос свидетельствуют: это были люди, сильные христианской верой, верой своего народа.   Они не боялись клеветы и грязи, потому что совесть их была чиста перед Богом.   Они не переставали в простоте Христовой верить в Бога и готовы были стать мучениками за веру своего старого русского народа.

 Они и стали для Православной Церкви мучениками, отдав жизнь за воскресение народа.

 

 Источники - 1. Боханов А.Н. "Святая царица". - М.: Вече, 2006.- 304с., илл.

 

                   2. Дитерихс М.К. "Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. -   М.:Вече, 2007.- 512 с.

 212110013 (365x76, 5Kb)

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить