logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

Революционный заговор

Оценивая события февраля 1917 года и последующие события, можно с уверенностью сказать, что никакой февральской, как и октябрьской рево­люции не было - была цепочка заговоров и переворотов, «купля и прода­жа», которые переросли в общий затянувшийся мятеж в борьбе за власть.

tumblr_ly1tfmSYjA1qmr4xmo1_1280 (340x227, 32Kb)

 

Сколько потом было разглагольствований о бескровной февраль­ской революции, да и октябрьской тоже (захватили Зимний, арестовали Временное правительство, отправили домой кадетов, разгромили двор­цовые погреба... и все это без единого выстрела, без жертв...).   На деле же именно февральские события положили начало жесточайшему кро­вопролитию.  Сколько было расстреляно и замучено офицеров после знаменитого приказа № 1 от 28 февраля 1917 года об отмене власти ге­нералов и офицеров и создании солдатских комитетов!   А сколько было потом жертв во время наведения порядка и дисциплины в армии!   Это поистине была самая кровавая и долгая «революция», перешедшая в гражданскую войну.   Объективные военные историки не раз подчер­кивали, что за время бесконечных взаимных расстрелов и революцион­ных чисток погибло гораздо больше народа, чем непосредственно на фронтах Гражданской войны.
 

Февральские события от типичной социальной революции отличает еще и то, что в них приняли участие практически все слои российского об­щества: «Прогрессивный блок» Государственной Думы и крупные промы­шленники делали переворот для себя; дворяне, обиженные и разорен­ные, -для себя; генералитет, с его неуемной жаждой командовать, -для себя.  Рабочие, вышедшие с красными знаменами, увлеченные красивыми лозунгами, сбитые с толку подрывной деятельностью иностранных спец­служб и финансируемых ими, революционеров различного толка, стали главным пушечным мясом в этой политической битве. Все вместе они не понимали, что опорой их благополучия и процветания, защиты их гражданских прав был Царь.  Устраняя Николая II от власти, они руби­ли не сук, на котором сидели, а все дерево, кидая в пропасть погибели не только себя, но и всю огромную могучую державу.

При этом противники Николая II всю вину за произошедшее в стра­не пытались взвалить на Императора, упрекая Его в том, что Он якобы от «безволия» подписал «отречение» и тем самым отрекся от Самодер­жавия в России, бросив страну и народ на произвол судьбы.  Это в кор­не неверно, так как он,  загнанный в западню и полностью лишенный возможности управлять страной, даже когда Его вынудили подпи­сать отречение,старался сохра­нить сам принцип Самодержа­вия, отрекаясь в пользу своего брата Великого князя Михаила.  Он не нарушал свою присягу По­мазанника Божьего и не упразд­нял самодержавный монархичес­кий строй, но лишь подчинялся всеобщему требованию своего ок­ружения уступить трон «ради блага и спасения России» следую­щему по старшинству члену дина­стии.
 

Однако такая постановка вопроса никак не устраивала силы, захватившие власть в стране.  Сторонники конституционной монархии оказались в меньшинстве и уже не могли влиять на ситуацию.  Новую политику страны определяли силы, боровшиеся за полное уничтожение Монархии в России.
 

В результате у Великого князя Михаила, находившегося под арестом Петросовета, потребовали отречься от престола, 192456_original (178x224, 15Kb)угрожая убийством не только ему, но и уничтожением всех Романовых.  Михаил Романов с тяжелым сердцем и под грубым нажимом со стороны Керенского подписал отречение, прекрасно понимая, что это было не его личное отречение от престола, а отказ от самих принципов монархической власти.

Черновик манифеста об отречении был составлен либералами-масонами Н.В. Некрасовым и В.Д. Набоковым.  Причем это был не просто акт об отречении - это был хитро составленный документ, согласно которому Великий князь до решения Учредительного собрания "временно" отказывался от восприятия верховной власти, тем самым napaлизовав на неопределенный срок возможность реставрации Монархии.   Ведь если бы он отказался от престола лично, согласно законам Российской Империи, право престолонаследования автоматически переходило бы к следующему по старшинству представителю Династии.  Манифест подписанный Михаилом, делал такую передачу власти невозможной.  Таким образом, власть фактически передавалась Временному правительству на неопределенный срок до «всенародных выборов.   Не успел Михаил Александрович подписать это свое «отречение",  как по всему Петрограду появились плакаты: «Николай отрекся в пользу Михаила.  Михаил отрекся в пользу народа». Истинный текст документа, подписанного Михаилом, в народе не оглашался.

1-4 марта 1917 года были кульминацией так называемой «февраль­ской революции», главной из всех восстаний, мятежей и других вспышек анархии, как бы их не называли.  В эти исторические дни неискушенному наблюдателю все это представлялось как спонтанная вспышка народного гнева.  Трудно было даже разобрать­ся, кто и кем руководит во взбунтовавшейся толпе.  Каждый мятежник от имени своей партии, своего совета, объединения, своей группы или, в конце концов, от себя лично, независимо от того, имел он на то право или не имел, а зачастую вовсе не имея к происходящему никакого отноше­ния, старался контролировать, руководить, давать «ценные указа­ния», вклиниваться в происходящие события.  Многие из таких «революционных лидеров», истерично крича о«мировых революци­онных проблемах», занимались обычным грабежом и мародерством, нападая прежде всего на лавки и магазины.  Все это делало ход событий непредсказуемым и давало самые неожиданные результаты.  Но это только на первый взгляд.

Из анализа февральских событий становится ясно, что вся их "непредсказуемость" и "стихийность" на самом деле были хорошо спланированной высокооплачиваемой политической провокацией, запустившей процесс огромной разрушительной силы с совершенно  точно предсказуемыми для зачинщиков последствиями.  Говоря современным языком, в России был применен новый вид политиче­ского оружия массового уничтожения.  Причем для вышедшей из под контроля народной массы, подогреваемой провокаторами, глав­ным было идти вперед напролом, не останавливаясь, по принципу «чем больше беспорядок, тем выше "революционный накал", тем больше гарантии, что обратной дороги нет и не придется отвечать за содеянное». Этот, по сути, преступный кураж и толкал массы на все более и более жестокие и кровавые преступления, лишая их остатков совести, духовного начала, превращая людей в оголтелых сынов дьявола, а Россию - в место самых чудовищных преступлений против Бога и человека.

fevralskaja_revolucija_i_cerkov_1 (500x335, 85Kb)

 

Материал взят из книги Мирек Альфред "Император Николай II и судьба православной России. - М.: Духовное просвещение, 2011. - 408 с.

0_45dcc_3c3db40f_M (300x104, 67Kb)

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить