logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

10 апреля

Папа душка.

Я передала Мама утром Твой пакет. Она была страшно рада. Ужас как красиво и аппетитно. Эти последние дни мы катались днем в экипа­жах и сами правили. Я сначала ужасно боялась, что кого-нибудь раздав­лю, так как лошади тянули, но ничего.

Как удачно вышло, что каждую Твою поездку Ты видешь тетю Оль­гу. Хорошо вышло, что тетя Ксения тоже там.

Аню привозят к Мама каждый день, и она лежит в своем кресле.   Наверное, Твое теперешнее путешествие очень интересно. Вообра­жаю, как Николай Павлович радуется быть с Тобой теперь. Пожалуйста, очень ему поклонись.

Ну вот. До свидания, мой дорогой душка Папа. Крепко и нежно обни­маю и целую, как люблю. Твой верный Тебе Вознесенец.

В лазарете у нас все благополучно. Ротмистру Карташову, Слава Богу, лучше.  В.А. Вильчковская хорошо себя чувствует.

Целую еще крепко. Татьяна.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

5 мая

Дорогой мой Папа душка.

Шлю Тебе мои самые горячие поздравления и пожелания к праздни­ку. Жалею, что не будем вместе этот день.

Сегодня я перевязывала в лазарете этого несчастного солдата с отре­занным языком и ушами. Он молодой и очень хорошее лицо, Оренбур­гской губернии говорить он совсем не может и потому он написал, как все это с ним случилось. И Мама просила это Тебе послать. Мама ему ска­зала, что пошлет его записку к Тебе, он был очень доволен. Княжна Гедройц надеется, что он будет со временем говорить, так как у него отреза­на половина языка. Очень болит у него. Правое ухо сверху отрезано, а левое снизу. Так его, бедного, жалко. После завтрака Мама и я поехали в Петроград на Верховный совет. Полтора часа сидели, ужасно было скуч­но. Тетя Ксения была и дядя Георгий. Потом мы с Мама обошли весь склад. И вернулись только что сейчас в 5.30. Больше не успею написать, а то письмо опоздает. Погода сегодня лучше. Сегодня солнце и в тени сей­час 9. Ну, до свидания, Папа душка.

Храни Тебя Бог.

Крепко Тебя целую, как люблю. Твой верный Тебе и очень любящий Тебя Вознесенец.

Кланяйся Николаю Павловичу и Дрентельну. Он эту записку сам пи­сал.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

11 мая

Папа душка.

Прости меня, что я Тебе так давно не писала, все как-то времени не было.

Сегодня Мама, Ольга и я поехали к Обедне в пещерную церковь на­шего лазарета, и потом перевязывали офицеров и нижних чинов. Теперь у нас много новых офицеров.

Вчера вечером мы обедали с Мама раньше и в 8 часов поехали к Ане. Алексей тоже был и оставался до 9. Приехали туда Равтопуло, Шведов, Юзик, Золотарев и, конечно, Деменков. Очень было хорошо и весело. А днем вчера мы были у Татианы. Она, бедная, только начинала поправ­ляться и, когда она стояла на костылях, вдруг потеряла равновесие и сва­лилась, конечно, на больную ногу и снова порвала все связки, которые только что начали поправляться. Дети ее были ужасно милы, и мы массу с ними возились. Третьего дня Мама представлялся новый командир, твой эриванец. Он не большой и имеет кавалерийские ноги.

В Витебске было очень хорошо. Ольга Тебе, наверное, написала все, что мы там делали, но я хотела Тебе сказать, что было ужасно мило. Ког­да мы подъезжали к губернаторскому дому, там играл оркестр, который нас встретил кавалергардским маршем, а не уланским.

Мы очень смеялись — так мило.

Ну, до свидания. Папа душка, сейчас человек уедет, и боюсь, чтобы письмо не опоздало. Храни Тебя Бог. Крепко и нежно Тебя целую, как люблю твой ВОЗНЕСЕНЕЦ.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

19 июня

Дорогой мой Папа душка.

Сегодня мы после обеда на балконе, и у нас тут с сегодняшнего дня провели электричество, и стоят две лампы, что очень уютно. Днем сегод­ня были в складе и работали. В 6 часов были у Ани, казаки были, а потом случайно приехал полковник Кусов 1-го драгунского Московского пол­ка, бывший твой нижегородец. Очень милый и такой же, как и все те. Сразу начал с нами играть, и мы чувствовали себя, как будто давно друг друга знали — так мило. Когда Ты вернешься, Папа душка? По-моему, уже пора к нам! А? Мы в среду пили чай у Бабушки на Елагине и верну­лись на моторе.

Ехали 1 час 5 минут. Но мы не торопились, и потом в городе на мно­гих улицах там чинят улицы, и потому вся езда по одной стороне. Душно ужасно в городе, и я совсем не завидую тем, кто там живет. Аня Тебе ло­бызает Твои руки. Верхом опять ездила. Чудно в Павловске 20 июня. Чудная опять сегодня погода. Сегодня я вытащила мою койку из-за шир­мы и спала посереди комнаты, чтобы больше воздуху получать. Ну, до свидания, Папй душка, крепко, крепко Тебя целую.

Твой очень Тебя любящий и верный Тебе

Вознесенец.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

25  августа

Дорогой мой Папа душка.

Пишу Тебе утром до урока. Погода отвратительная. Ветер и дождь, наверно, до вечера так будет. Как Ты устроился, то есть не Ты, а где поезд стоит, в лесу или где? Завтра у меня будет в Петрограде заседание моего комитета. Так скучно. Теперь только что вернулись из Большого дворца. Там лежит один офицер моего полка, а у нас в Дворцовом лазарете двое других тоже моего полка. Вчера вечером мы с Ольгой зашли перед спань­ем посмотреть, спит ли Алексей. Оказалось, что нет. Тогда, чтобы раз­влечь его, мы начали с ним петь песни и пели «от Манглиса до Тифлиса» и еще другие, наученные эриванцами. Но потом он заснул, и мы ушли. Погода самая препоганая — дождь, и ветер, вообще мерзко. Анастасия поправилась и уже ездила в лазареты. У нас сегодня чай пьет Елена с Всеволодом. Трогательно, правда? Поклонись, пожалуйста, Николаю Павловичу.

Да хранит Тебя Бог. Очень скучно без Тебя. Крепко и нежно Тебя це­лую и обнимаю, Папа душка.

Твой Вознесенец.

 

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

29  августа

Дорогой мой Папа душка.

Мама только что получила Твое письмо, мы сидели на балконе и пили чай. Погода чудная. Так было хорошо вчера вечером, эта общая исповедь. Мне очень понравилось, и батюшка замечательно хорошо говорил. Много народу причащалось. Потом мы вместе с Мама пили чай на балконе, потом поехали в лазарет, Алексей был в своем защитном и очень доволен. Завт­ракали с мадам Зизи и Изой. После катались в Павловске. Мама с Аней впереди в коляске, а мы 4 сзади. Мы ездили по тем дорогам, где мы ездили с Тобой по вечерам на моторе, и впереди нас ехал какой-то статский вер­хом посереди дороги, кучер ему крикнул, чтобы он нам дал дорогу, он не пожелал свернуть, наши лошади испугались и бросились в сторону, в ка­наву, так как дорога очень узкая. Мы выскочили, а экипаж наполовину в канаву. Кучер тогда опять крикнул ему слезть и помочь нам вытащить экипаж и лошадей, которые уже начинали немножко биться, а этот идиот остановил свою лошадь и самым равнодушным образом смотрел на нас. Когда Мама услышала, что кучер зовет на помощь, она остановилась, и Коньков слез и побежал на помощь. Мама осталась одна с Аней в экипаже держать лошадей. Коньков обругал этого идиота, когда проходил мимо него, а он только сказал: «Зачем ругаться», — и шагом поехал дальше. Он даже не подумал подержать Мама лошадей. Дурак! Наш экипаж должен был долго по полю ехать, так как лошади боялись перепрыгнуть канаву, ну а потом мы благополучно продолжали нашу прогулку. Я ужасно рада иметь моих трех вознесенцев у нас в лазарете. И четвертый случайно по­пал в Большой дворец. Завтра мой полковой праздник. Ужасно скучно без Тебя, Папа душка. У нас был в лазаретной церкви молебен, по случаю того, что Ты теперь взял командование на себя. Они все страшно довольны.

Пожалуйста, поклонись Николаю Павловичу и Дмитрию.

Ну, до свидания, Папа душка хороший.

Помоги и сохрани Тебя Господь Бог. Крепко и нежно целую Тебя, как люблю.

Твой верный Тебе Вознесенец.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

5  сентября

Дорогой мой Папа.

Вчера Мама и я ездили в Петроград в центральный распределитель­ный пункт для беженцев, в убежище для призреваемых, потом поехали на Гутуевский остров, где устроены помещения для беженцев в быв­ших ночлежных домах, потом еще в Сухопутной таможне. Там тоже устраивают помещения на 300 с лишком человек. Очень хорошо устроено. Они никто не знали, что мы там будем. Все женщины с детьми лезли це­ловать Мама руки, и Мама с ними разговаривала. С нами ездили Нейдгарт, князь Оболенский, граф Толстой, граф Ростовцев и граф Апраксин. Скажи, пожалуйста, Николаю Павловичу, что я его очень благодарю за милое письмо. Княжна Гедройц просила Тебе очень поклониться. Ужас­но хочется Тебя видеть, Папа душка. Погода самая поганая, которую толь­ко можно себе представить. Утром сегодня были у Обедни внизу в 9 ча­сов. Потом перевязывали в лазарете.

Едем пить чай к тете Ольге и тете Мавре. Вчера были в Павловске у Татианы. Она живет в Стрельне. Ну вот, храни Тебя Бог. Крепко и нежно обнимаю и целую, как люблю.

Твой Вознесенец.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

9      сентября

Дорогой мой Папа душка.

Сегодня погода наконец хорошая, и я поеду верхом с Марией и Анас­тасией. Только что вернулись с прогулки. Очень было хорошо. Я ездила на лошади графа Фредерикса «Рита». Он на ней ездит во время парадов, она хорошая. Наши раненые эриванцы говорили нам, что они слышали, что как будто их полк опять пострадал. Ты ничего не знаешь? Мои вознесенцы тоже говорили и про моих улан. А точно и не знают. Если Ты что- нибудь узнаешь, Папа душка, дай мне как-нибудь знать, пожалуйста.

Ужасно хочу видеть Тебя, Папа душка. Когда Ты вернешься? Скоро или нет еще?

Алексей просил передать Тебе его письмо. Пожалуйста, поклонись от меня дядям, Дмитрию и Николаю Павловичу. Видела сегодня в Пав­ловске на всех дорогах чудных уральских казаков. Такие аппетитные. Некоторые имеют Георгиевский крест и медали. Ну, до свидания. Боюсь, чтобы письмо не опоздало. Храни Тебя Бог.

Крепко и нежно целую, как люблю. Твой Вознесенец.

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

14   сентября

Дорогой мой Папа душка, как была рада получить первое письмо от Тебя, за которое креп­ко, крепко целую Тебя в обе щеки и руки и благодарю. Я Тебе прошлый раз писала, что мои уланы не знали, где полк. А теперь они узнали, что полк с другими дивизиями прорвались и теперь где-то в тылу у немцев. Наши все раненые поправляются, и много пустых мест. Эриванцев у нас только двое, но палата все еще называется «Лейб-Эриванская», так как вначале она была наполнена ими. Они написали на дверях, а теперь там лежат других полков офицеры, а палата осталась под тем же названием.

Я много хохотала, когда читала про свинью, на которую вы наехали. А Ты с кем обыкновенно ездишь? С дежурным флигель-адъютантом и Во­ейковым или Ты кого-нибудь из посторонних берешь? А Дмитрий гуля­ет с тобой? Пожалуйста, передай ему и другим родственникам поклон. Видел литы Алек. Павловича? Мы его видели раз у Ани вечером. Он был с казаками? Завтракал ли с тобой маленький В. Э. Ну вот, погода здесь гадкая, дождь. Три дня были хорошие. Мы ездили верхом, а теперь ис­портилась погода.

Ну, до свидания. Храни Тебя Бог. Крепко целую и еще раз благодарю за огромное удовольствие, доставленное мне письмом.

Вознесенец

proxy_imgsmail_ruCARVKTWN (150x118, 30Kb)

17 сентября

Дорогой мой Папа.

Сегодня наконец погода была чудная с утра, настоящая шхерная или беловежская. Так хорошо. Утром были с Мама на отпевании бедного ста­рого адмирала Арсеньева. Это было у «Знамения». Часовые были кадеты из морского корпуса. Днем мы катались с Мама в Павловске. Очень было хорошо. Маленькая Мари П. приехала к дяде Павлу отдохнуть на несколь­ко дней и пила у нас чай. Сегодня опять дождь идет, так скучно. 16 сен­тября Ольга и я ездили к Татиане в Стрельну. Она теперь так занята устройством своего нового дома, только про это и говорит. В лазарете Боль­шого дворца лежит маленький, 20 лет, прапорщик 15-го стрелкового пол­ка Железной бригады. Ему, бедному, очень плохо. Рану давно не пере­вязывали (это там было) и теперь у него заражение крови. Я его еще не видела. Это первый из Железной бригады, а где теперь эта бригада, Папа душка? Я так была рада за Тебя, что дядя Мими был с тобой это время. Вчера мне привезли Ортипо с детьми, чтобы их показать. Они очень ма­ленькие и уродливые и неизвестно, на что и кого они похожи. А Ортипо смирно лежала около них в корзинке и страшно, видно, боялась, чтобы мы не дразнили или мучили маленьких. Но их опять увезли и потом уже привезут только одну Ортипо.

Мил ли Мордвинов? Ты скажи ему, что нам очень не хватает его, в том смысле, что некого дразнить, изводить и мучить. Он написал Ольге длинное письмо, как он ездил, и вспоминал, как он нас жалел, когда Ты нас оставил на улице перед лазаретом, помнишь? Как было смешно.

У нас здесь все то же самое. Каждый день работаем в лазарете, потом уроки, ездим в лазарет Большого дворца. Когда Ты к нам приедешь, Папа душка? Завтра уже будет 4 недели, что Ты от нас уехал.

Ну, до свидания, Папа душка. Храни Тебя Бог.

Крепко и нежно Тебя целую, как люблю.

Твой Вознесенец.

Кланяюсь Николаю Павловичу. Поздравь от меня, пожалуйста, Дмит­рия 21-го и поклонись ему. Дрентельну тоже кланяюсь и другим

tnr risunok4 (700x481, 169Kb)рисунок Татьяны Николаевны

 

источник-Августейшие сестры милосердия/ Сост.Н.К. Зверева. - М.: Вече, 2006.-464с.

 

44858940_l31 (326x43, 7Kb)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить