logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

 Император - отец

sisterspeterg1901 (467x700, 56Kb)Государь Николай был отцом для своих пятерых детей, будучи при этом отцом для миллионов подданных.   Эта его исключительная главенствующая роль в государстве наложила немалый отпечаток и на взаимоотношения с детьми.   Отеческая любовь Николая II была исключительной нежности.   Он жил своими детьми и гордился ими.

Вспоминает флигель-адъютант А. Мордвинов: "Государь был, конечно, счастлив в своей семье, как только может быть счастлив человек, обладающий именно такой идеально сплоченной, любящей семьей...   Но удовлетворяться одним семейным счастьем может не всякий: другая обширная семья - его Родина, которой государь стремился служить не только потому, что судьба и рождение поставили его во главе страны, но и просто как русский, - занимала его мысли и вызывала скрытые, глубоко мучительные переживания..."

Пьер Жильяр, близко соприкасавшийся, как воспитатель царевича Алексея Николаевича, с семьей последнего императора, отмечал: "В обыкновенное время государь видел своих детей довольно мало; его занятия и требования придворной жизни мешали ему отдавать им все то время, которое он хотел бы им посвятить.   Он всецело передал императрице заботу о их воспитании и в редкие минуты близости с ними любил без всякой задней мысли, с полным душевным спокойствием наслаждаться их присутствием.   Он старался тогда отстранить от себя все заботы, сопряженные с той громадной ответственностью, которая тяготела над ним; он старался забыть на время, что он царь, и быть только отцом".
alnr1908ad14 (700x691, 48Kb)

Жильяру вторит Анна Танеева: "Одно из самых светлых воспоминаний - это уютные вечера, когда государь бывал менее занят и приходил читать вслух Толстого, Тургенева, Чехова и так далее.   Любимым его автором был Гоголь.   Государь читал необычайно хорошо, внятно, не торопясь, и это очень любил.   Последние годы его забавляли рассказы Аверченко и Тэффи, отвлекая на несколько минут его воображение от злободневных забот".

Об этом же рассказывает и Татьяна Мельник-Боткина: "По вечерам его величество читал вслух великим княжнам, которые, выздоравливая, переехали в одну комнату...tnr43 (400x409, 43Kb)   Его величество приходил к ним, когда они уже лежали в постелях.   Великие княжны приготовляли для него кресло и маленький столик с лампой и книгой посреди комнаты, чтобы им всем было хорошо слышно, и трогательно было видеть, как дочери и отец искали утешения и развлечения в обществе друг друга".

Настоящий отец, в полной мере соответствующий этому имени, обладающий нравственным авторитетом в семье, всегда будет благодатно влиять на детей, даже когда его внешнее присутствие в семье ограничено.   Ведь духовное присутствие отца рядом с семьей, его покров, его добрую силу чуткие дети всегда ощутят.   Хороший отец при самой полной занятости любое свободное время посвящает жене и детям. Жертва ли это?   Для иных мужчин, может быть, да.   Здесь все зависит от силы чувства и осознания своей мужской ответственности за "погоду в доме".

Из письма Николая Александровича супруге:  "Я был так изумлен и тронут поведением Ольги, я даже предположить не мог, что она плачет из-за меня, пока ты не объяснила мне причину.   Я начинаю сейчас чувствовать себя без детей более одиноким, чем раньше, - вот что значит опытный старый папа!"

Пьер Жильяр восхищался отношениями Государя Николая Александровича с детьми: "Их отношения с государем были прелестны.   Он был для них одновременно царем, отцом и товарищем.   Чувства, испытываемые ими к нему, видоизменялись в зависимости от обстоятельств.   Они никогда не ошибались, как в каждом отдельном случае относиться к отцу и какое выражение данному случаю подобает.   Их чувство переходило от религиозного поклонения до полной доверчивости и самой сердечной дружбы.   Он ведь был для них то тем, перед которым почтительно преклонялись министры, высшие церковные иерархи, великие князья и сама их мать, то отцом, сердце которого с такой добротой раскрывалось навстречу их заботам или огорчениям, то, наконец, тем, кто вдали от нескромных глаз умел при случае так весело присоединиться к их молодым забавам".

 mnr1914 (537x700, 59Kb)
Во время таких забав, когда император играл с детьми зимой в парке Александровского дворца произошел такой случай : "Иногда Алексей забывал, что существуют границы и в шалостях. Подбежав к младшей из сестер, Алексей Николаевич с размаху запустил в нее сзади большим комком снега.   Наблюдавший со стороны за этой сценой, Император подозвал сына к себе и стал строго отчитывать его:
— Стыдно тебе, Алексей! Ты ведешь себя, как немец.   Нападать сзади на человека беззащитного — гадко, подло.   Предоставь это немцам!

Несколько слов и понятий, взятых из этого отрывка, могут стать для нас ключевыми, положенными в основу здоровых отношений между отцом и детьми: "поклонение", "доверчивость", "дружба", "сердце раскрывалось навстречу заботам", "умел присоединиться к забавам".   Прежде чем требовать чего-либо от детей, мудрые родители сами вложат в них гораздо больше, чем собираются потребовать.   Речь идет, конечно, не о деньгах и вкусной еде, но о ненавязчивом, доброжелательном вхождении во внутренний мир ребенка, о поддержке его в тот период, когда растущий человек только начинает свой путь по дороге жизни.   Мудрые родители знают, что, прежде чем воспитывать детей, необходимо воспитать себя.
alnr1908ad9 (700x698, 114Kb)
Наследник обожал отца, а он его.   Бывало, когда Алексей проводил много часов в постели, особенно ждал отцовских посещений. "Сажая отца к себе на кровать, он просил его рассказать о государственных делах, о полках, шефом которых он был и по которым скучал.   Он внимательно слушал рассказы Государя из русской истории и обо всем, что лежало за пределами его скучной больничной постели.   Император с большой радостью делился с ним всем.   И самая большая мечта Государя в «счастливые дни» заключалась в том, чтобы самому заняться воспитанием сына.   По ряду причин тогда это было невозможно, и первыми наставниками Алексея Николаевича стали мистер Гиббс и месье Жильяр.   Впоследствии обстоятельства изменились, и Государю удалось осуществить свое желание.  Он давал уроки Цесаревичу в мрачном доме в Тобольске.   Уроки продолжались и в нищете и убожестве Екатеринбургского заточения.   Но, пожалуй, самым важным уроком, который извлекли Наследник и остальные члены Царской Семьи, был урок Веры; именно вера в Бога поддерживала их и давала им силы в ту пору, когда они лишились своего достояния, когда друзья покинули их, а сами они оказались преданными той самой страной, важнее которой для них не существовало на свете ничего.
Царь воспитывал сына патриотом своей родины, требовал от него честности и послушания ,не баловал его, а, случалось, мог сделать и резкое замечание.

А вот другое славное воспоминание, ярко рисующее Николая II как отца.  Из воспоминаний С. Офросимовой: "Стоя вместе с Государем на возвышении, Цесаревич иногда оборачивался к солдатам и строил им такую уморительную гримаску, что по рядам солдат проходил шорох от сдерживаемого смеха, на который Государь озабоченно оглядывался, чувствуя, что Цесаревич шалит, но на его обеспокоенный взгляд Цесаревич отвечал такой серьезной и невинной минкой, что Государь успокаивался.  Государю было нелегко справиться с живыми Княжнами и с шалуном Цесаревичем, нелегко было сдерживать проявления их живости.

Что-то особенно трогательное было в его озабоченном виде, когда он находился в кругу своих детей и когда не знал, на кого из них построже посмотреть, за кем следить, чувствуя, что все они готовы на самые отчаянные шалости."
865cc3e1961f (407x45, 23Kb)
А вот еще какой эпизод хочу привести из воспоминаний, характеризующих Николая II, как отца-друга, советчика и просто компаньона. Он был очень близок и духовно, и по-взглядам со старшей дочерью Ольгой.   Вот, что мы читаем из книги Д. Орехова "Подвиг Царской семьи": "Начиная с 8 лет Ольга все чаще появляется вне дворца с императором-отцом.   В тревожные месяцы русско-японской войны Государь любил с Ольгой гулять по парку.   В наивных беседах с дочерью, царь отдыхал от тягот, возложенных на него неудачной военной компанией.
Ольга была личностью - обладала ярким и самобытным характером.   Неудивительно, что и в последующие годы Император любил беседовать со старшей дочерью.   "Отец стал постепенно выделять ее среди дочерей, - замечает П. Савченко, - сначала, как старшую ,а потом он невольно полюбил ее больше.   Умница, прямая с волевым характером, а в то же время скромница, как бы дичившаяся, ярка русская душой, она при душевном строе Государя была ему близка, необходима тем более, чем старше и самобытнее становилась она".
Ольга отвечала отцу горячей любовью.   Государь любил свою дочь не меньше.   По воспоминаниям близких, в последние годы он часто приходил на "детскую" половину по ночам, будил старшую дочь и беседовал с ней.   Иногда, ожидая важных вестей, царь подолгу ходил один по коридору.   Когда телеграммы вносили, он входил в соседнюю комнату и вызывал Ольгу. Дочь приходила прямо из постели, в белом спальном халате, царь прочитывал ей телеграммы, а потом они вместе прохаживались по коридору беседуя вполголоса, как старые друзья, у которых нет никаких тайн друг от друга."
onr41 (575x498, 39Kb)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

на фото: Ольга Николаевна вместе с отцом

 

 

 

 

И еще одно приятное воспоминание о тесной дружбе Николая II со своими дочерьми, вспоминает С. Офросимова: "...  По дорожке Царскосельского парка идет Государь с Великими Княжнами...  Они возвращаются с длинной прогулки вдоль озера среди высоких, опушенных снегом елей. Все, кто встречается им в пути, почтительно кланяются, и ни один из этих поклонов не остается незаметным и безответным.
Лицо государя оживлено, на нем нет обычной грусти и бледности.   Он идет легким и бодрым шагом в кругу своих дочерей.   Все они красивы, сильны и молоды; от них веет здоровьем и жизнью.   Они идут без всякой чинности, они, быть может, с точки зрения строгого этикета даже слишком громко смеются и болтают, слишком быстро перегоняют друг друга, слишком тесно окружают отца...
Великая княжна Ольга Николаевна идет с ним под руку и с любовью смотрит ему в лицо.   Она что-то слушает и смеется.   Великая княжна Татьяна Николаевна идет под руку с другой стороны и тоже крепко сжимает руку отца и что-то быстро-быстро говорит.   Младшие княжны то забегают вперед, то идут позади.   Их глаза лукаво горят, а самая младшая придумывает новую шалость, забивая снег за отвороты своей бархатной шубки.   Государь радостно смотрит на них. Он словно гордится ими перед встречными, он рад, что ими любуются.   Его синие добрые глаза словно горят всем: “Посмотрите, какие у меня славные дочери.   Они не только мои, но и ваши; они русские". "Трогательна была их любовь и прямо обожание родителей и взаимная дружба, - писал И. Степанов.-  Никогда не видел такого согласия в столь многочисленной семье.   Прогулка с Государем или совместное чаепитие считалось праздничным событием".
otma poland1912 (700x623, 69Kb)

Николай II с дочерьми Ольгой (слева), Татьяной (справа), рядом с Татьяной Мария и позади Анастасия, Польша 1912 г.


5274010 (489x56, 7Kb)

материл из книги - Д.Орехов "Подвиг Царской Семьи".-СПб.:Невский проспект, 2002

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить