logotype
  • image1 История одного государства.
  • image2 История одной семьи.
  • image3 Памяти Николая II ...

Рубрики

This Site

Навязанная война: начало

Войны бывают разные: большие и малые, справедливые и захватнические, освободительные и колониальные, народные и антинародные, холодные и горячие, продолжительные и скоротечные.    Бывают еще и абсурдные.    Именно такой кровавой и жестокой бойней, унесшей миллионы жизней, в огнe которой сгорели великие старые монархии Романовых, Габсбургов и Гогенцоллернов, стала та, что началась 15 июля 1914 года с объявлением Австро-Венгерской  империей войны маленькой Сербии.   Россия, исстари являвшаяся покровительницей славян, приступила 17 июля к мобилизации. В ответ австрийская союз­ница, Германия, объявила 19 июля (1 августа) войну России.    С этого момента война стала мировой.

 

Россия втянулась в войну, которой многие не хотели и возможность которой у немалого числа людей, вызывала опасения и страх.  Цели ее были отвлеченными, доступные пониманию лишь ограниченного круга лиц.   Призывы отстоять престиж Империи, завоевать Черномор­ские проливы и водрузить крест на собо­ре Святой Софии в Константинополе (Стамбул) вызвать глубокого отклика в народе не могли.
 

Подавляющая часть населения и не представляла, где находится Австро-Венгрия или Германия. Русскому крестьяни­ну были неведомы никакие Дарданеллы, и он не мог понять, почему надо за них идти на войну и смерть. Но то, что это война «за веру Христову», против «без­божных германцев и австрийцев», — это все понимали. Именно призыв спасти «братьев-христиан» питал и воодушевлял патриотический порыв...
 

Век девятнадцатый (реальный, а не календарный) заканчивался; «русская сказка» близилась к концу.   Наступал пос­ледний акт.   Впереди маячили немысли­мые испытания, невероятные потрясе­ния, кровь, холод, небытие...   Император не хотел войны.   Он прекрасно осознавал, что любой вооруженный конфликт неизбежно принесет страдания, лишения и смерть.    В глубине души он всегда являлся противником насилия, а когда ему приходилось так или иначе к нему прикоснуться, неизбежно испытывал сожаление.
 

Война — это всегда трудное испытание.   Никто не мог знать, какие последствия она может принести, какие страшные силы она может оживить.   Прекрасно Царь знал и то, что на пути победоносной и быстрой военной компании и много различных препятствий и пробл­ем, в том числе и военно-технического характера.   Начатое незадолго до того перевооружение русской армии было еще в полном разгаре.   Ее техническая оснащенность и огневая мощь существенно уступали германской.    Все это Николай Александрович прекрасно понимал. Однако пойти на предательство братского народа, бросить на растерзание дружественную страну, теряя престиж и России, и в мире, пойти на это Он не мог, не имел права.   Встать на защиту славян и России — в этом был Его долг. Монарший же долг — святая обязанность, это угодное Богу дело.   Как же можно уклониться от него!    Безысходность диктовалa военный выбор, и он был сделан.   Как оказалось, из всех стран лучше к боевым действиям была готова Германия.   Она уже давно готовилась к войне;  у нее имелись разработанные стратегические планы; ее армия была в большом количестве оснащена новейшими образцами военной техники.   Она давно и целенаправленно готовилась именно к наступательной войне.    Россия к захватнической войне не готовилась.
 

Местом дислокации Ставки Верхов­ного Главнокомандующего был опреде­лен городок Барановичи в Могилевской губернии.

Германия, объявив 19 июля войну России, на следующий день оккупиро­вала Люксембург, а 21 июля объявила войну Франции.   22 июля германская армия начала крупномасштабные воен­ные действия, вторгнувшись в Бельгию, нейтралитет которой германский канц­лер Бетман-Гольвег назвал «клочком бумаги».  Всего в войне участвовали 33 государства.
 

В первый день войны, 20 июля 1914 го­да, принимая в Зимнем дворце высших чинов Империи, Николай II обратился к ним со словами: «Я здесь торжественно заявляю, что не заключу мира до тех пор, пока последний неприятельский воин не уйдет с земли нашей».

Этой клятве Николай II оставался ве­рен все месяцы войны и, вопреки цирку­лировавшим слухам, всегда являлся рез­ким противником каких-либо сепаратных переговоров с неприятелем.   Императри­ца Александра Федоровна, будучи по происхождению наполовину немкой, никаких «прогерманских настроений» никогда не имела, хотя в Германии осталось несколько близких родственников, в том числе любимый брат Эрнст-Людвиг (Эрни) и сестра Ирена.

 

  на фото Александра Федоровна с братом и сестрами, слева направо - Ирен Прусская, Эрнст-Людвиг, Елизавета Федоровна, Виктория и Александра Федоровна

О начале этой войны и как ее приняли члены Царской семьи, подробно описаны в воспоминаниях Пьера Жильяра, учителя Цесаревича:    " Встретив Государя я был поражен выражением большой усталости на его лице; черты его вытянулись, цвет лица был землистый, и даже мешки под глазами, которые появлялись у него, когда он бывал утомлен, каза­лось, сильно выросли.  Теперь он всей своей ду­шой молился, чтобы Господь отвратил от его на­рода войну, которая, он это чувствовал, была близка и почти неизбежна.   Все его существо каза­лось преисполненным порывом простой и довер­чивой веры.   Рядом с ним стояла Государыня, скорбное лицо которой выражало то глубокое страдание, которое я так часто видел у нее у изго­ловья Алексея Николаевича.    Она тоже горячо молилась в этот вечер, как бы желая отвести гро­зящую опасность...

Служба кончилась, и Их Величества с Велики­ми Княжнами вернулись на ферму Александрию.   Было около 8 часов вечера.   Государь, прежде чем пройти в столовую, зашел в свой рабочий кабинет, чтобы ознакомиться с доставленными в его отсут­ствие депешами.   Из телеграммы Сазонова он уз­нал, что Германия объявила войну.   Он имел с мини­стром короткую беседу по телефону и просил его приехать в Александрию, как только он будет иметь к тому возможность.

Государыня и Великие Княжны ожидали Госу­даря в столовой.    Ее Величество, обеспокоенная его продолжительным опозданием, только что поручи­ла Татьяне Николаевне сходить за отцом, когда Го­сударь, очень бледный, наконец появился и голо­сом, выдававшим против желания его волнение, со­общил, что война объявлена.    Услыхав это известие, Государыня разрыдалась.   Видя отчаянье матери, Ве­ликие Княжны в свою очередь залились слезами".

материал взят из книг - Боханов А.Н.   "Николай II". - М.: Вече, 2008. - 528с.: ил. (сер. Императорская Россия в лицах) + воспоминания из книги "Царские дети" / Сост. Н.К.Бонецкая. - М.: Сретенский монастырь, 2004, 448с.

0_56c4d_7f10d2ba_M (300x54, 34Kb)

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить